12:19 

Рамон и Мадра. Предыстория.

За любой кипишь окромя голодовки
Люблю этих двоих.

В ЛБ на постоянной основе поддерживается игра "Герой в заданных условиях". Тебе дают условия и ты пишешь про какого-нибудь своего героя. А так, как я не хочу в принципе отвлекаться на новые сюжеты, я беру стареньких, заезженных и прописываю сцены из их жизни. Иногда даже по сюжету получается.
Так вот: суть была в том, чтобы показать Мадру вместе с алкоголем. Пьяной Мадры не вышло, но мне понравилась мысль, прошедшая через повествование. Мотивация героев на весь тот аврал, что они потом устроят, частично здесь озвучивается.

Упомяну, что действия происходят до появления на свет главной возмутительницы спокойствия, до знакомства Мадры с увирами=)

Зарисовочка короткая и много недосказанного, но мне она нравится.


Когда Бестэйа вернулся с выпивкой, Хаседор уже взяли в оборот. Мадра лежала на диване, положив голову на колени одной из Хермос. Брюнетка гладила её по голове и с улыбкой болтала о чём-то.
Не то чтобы Рамон сильно хотел оказаться на месте работницы увеселительного заведения. Он и не ревновал даже. Скорее ему было жалко потраченных кредитов: сам безопасник сегодня напиваться не планировал, а вот теперь придётся.
Офицер спокойно потягивал третий бокал бренни, когда Мадра подошла к барной стойке. Расширенные зрачки, растрёпанные волосы, раскрасневшееся лицо, свежие следы укусов на шее – обязательные атрибуты «полного» сервиса. Хермосы с первого взгляда определяли кому кто нужен на вечер, и, если человек слишком долго оставался один, обязательно подыскивали ему партнёра. Исключением был Бестэйа. Никто не мог угадать, чего пожелает последний потомок тиранов.
- Что это у тебя? – Мадра в наглую отобрала у Рамона бокал и выхлебала остатки как обычную воду. Женщина со стуком поставила фужер на стойку и забралась на табурет рядом.
Безопасник и слова не сказал, просто налил из бутылки, которую всё равно рассчитывал распить на двоих.
- Есть чем затянуться? – всё также бесцеремонно спросила она.
Офицер достал из внутреннего кармана куртки пачку таба. Сам Рамон не курил, но ремонтники такими вещами часто баловались. Мадру с таба он до сих пор не видел, но учитывая, что они уже четырнадцать лет общались урывками, исключать её пристрастие к подобного рода вещам было бы глупо.
Хаседор затянулась и сразу же закашлялась.
- Всевышний, что за гадость ты с собой носишь? – она растерянно уставилась на серый дымящийся цилиндрик в руке.
- Комплекс солей, обеспечивает детоксикацию при опьянении.
- Сукин сын, - она демонстративно отставила таба в сторону. И вновь забрала наполненный бокал.
Мадра начала вечер с дешёвого пойла, заявив, что как капитан должна платить сама за себя. Впервые за четырнадцать лет она расщедрилась настолько, что предложила заплатить за выпивку Рамона. В последний раз она его угощала ещё во времена учёбы. Бестэйа отказался в последний момент. Организм у безопасника был крепкий, но лишь потому, что он не рисковал здоровьем, когда в этом не было острой необходимости.
В результате офицер выслушал длинный монолог на тему «какая он неблагодарная скотина», и чтобы замолить грехи, отправился за чем-нибудь подороже.
Они с Мадрой давно уже не мирились, хотя ссорились при каждом удобном случае. Ремонтница его за что-то очень сильно не любила и говорить за что именно не торопилась. Они росли вместе, вместе поступили в военную академию, и теперь оба были капитанами. Рамон получил большое перо на воротник в тридцать пять. Мадре через уинал исполнялось сорок. Её полистальная нашивка блестела новизной.
Мимо проходили люди. Бестэйу сторонились. В Третьем куполе офицер ещё ни разу не был, да и не сильно ему хотелось познавать темную сторону жизни нового города. Третий должен был стать прообразом будущего Протеции, а превратился в ещё одну Капитолию.
Только бармен, казалось, радовался безопаснику, что скорее было профессиональное, и, разумеется, Мадра, но та просто пользовалась его терпением.
Ремонтница вылакала три бутылки самого дорого бренни, которое нашлось. С каждым новым бокалом она веселела. Потом её вырвало. Точнее она надолго ушла, не сообщив куда, а когда вернулась голова её была мокрая, лицо бледное, двигалась Мадра еле-еле.
- Полегчало? – как бы невзначай поинтересовался Рамон. На стойке рядом с ним остывала кружка чая, свою он уже ополовинил.
- Ты это специально, да? – она с большим усилием вскарабкалась обратно на табурет.
- Я предупреждал.
- В Хаос твои предупреждения, - зло прорычала ремонтница и схватилась за голову. – Сукин сын, мне же действительно плохо.
- Хочешь ещё выпить?
- Я ухожу, - она отпила из чашки и слезла с табурета.
- Ма, у тебя есть где ночевать? – кинул он вдогонку.
- В общежитие должно быть место.
- Ты собираешься идти туда в таком состоянии?
- Да пошёл ты в Хаос, - ремонтницу качнуло. На то и дело подкашивающихся ногах она двинулась к выходу, обходя танцующую толпу.
Рамон расплатился и пошёл за ней. Офицер перехватил ремонтницу у выхода, пристроился рядом, обхватил за плечи. Мадра быстро смекнула, что идти, цепляясь за него, куда легче, чем самостоятельно.
- Что эта дрянь со мной делает? – прошипела подземница.
- Детоксикацию организма при активации всех имеющихся ресурсов. Ты маленькая, фаза вывода быстро пройдёт.
- Проклятый умник, - она зло ткнула его кулаком в бок.
- Ещё полчаса и ты придёшь в норму, - пообещал Рамон.
- Какого Хаоса ты вообще это затеял?
Бестэйа не ответил.
Он увёл Мадру к другому входу - в маленькую дешёвую гостиницу. Им дали комнату. Хаседор со вздохом облегчения легла на кровать и продолжила сыпать на безопасника самыми разнообразными сравнениями и метафорами.
- Мутант-переросток, скользкий сын моко, гадкий хитрый жук…
- Я послушаю, как ты запоешь, когда захочешь есть…
- Не смей перебивать меня!
- Ма, - мужчина сел рядом. Кровать была низкая, но широкая. Да и сам номер весьма просторный: хоть пригибаться не пришлось, когда они заходили. – Что происходит?
- Что происходит? Ты накурил меня какой-то дрянью, а теперь спрашиваешь?
- Я не об этом, - отмахнулся безопасник. – Ты сама не своя с тех пор как вернулись…
…Из гарнизона, захваченного надземными тварями, где Хаседор вела себя ещё более странно. Оптимистка с реалистичными взглядами на жизнь в один миг превратилась в кусок холодной полистали, стоило только опасности дыхнуть на неё гнилым дыханием. Обычно ремонтница не стеснялась качать права, доказывая другим офицерам, что труд поддержки недооценивают. В этот раз она могла только беспомощно полагаться на выделенный отряд войск безопасности и чинить разбитые в хлам энергетические установки.
Наградой за её старания стало повышение в звании, из-за которого она в принципе и подрядилась на эту работу.
Вот только стоило ли оно того?
Когда в гарнизоне началась заваруха Рамон еле её нашёл. Мадра возилась с генератором: она свято была уверена, что, если починит его, всё придёт в норму. И тогда мужчина понял, что в подземнице что-то надломилось.
- Со мной всё в порядке, Ра, - наконец ответила она. – Просто кажется, что я всю жизнь жила с закрытыми глазами.
Безопасник подозревал, что рано или поздно они придут к подобному разговору. Он честно ждал момента, когда Хаседор начнёт думать о том же, о чём и он.
- А сейчас? – не торопясь начал Рамон.
- А сейчас рискую ослепнуть. Мне не нравится то, что творится на плоскогорье, но я прекрасно понимаю, что жить под ним больше не могу. Мир огромен и убийственен.
- С этим просто нужно смириться…
- Я знаю, Хаос тебя забери, - внезапно взорвалась Мадра. – Я прекрасно знаю, что есть куча вещей, которые следует просто принять, но конкретно сейчас я не готова укладывать в остов нового мира свои плоть и кости. Ни сегодня, ни завтра, ни ещё когда-либо, - она судорожно вздохнула.
Рамон спокойно слушал, отведя взгляд в сторону.
- Ради Всевышнего погаси свет, - взмолилась она. - Из-за твоей дряни глаза режет.
А ещё Мадра потела и скоро должна была снова отправиться в санузел.
Бестэйа крутанул выключатель рядом с кроватью. Свет притух до приятного сумрака.
Хаседор ткнулась безопаснику в плечо горячим лбом. Рукав куртки почти сразу же намок.
- Почему так, Ра? – продолжила она. – Почему мы должны жить, постоянно оглядываясь и перепроверяя проклятые защитные системы? Мир создан для нас, так почему, мать твою, мы должны постоянно напрягаться, работать на убой и жрать трупы тех, кто не выдержал?
- Ма… - он осторожно погладил её по голове. Подземница задрожала и прильнула к нему всем телом.
- Всевышний, если мне суждено умереть, я хочу, чтобы это произошло, когда я буду в твоих объятьях.
Рамон перетащил Мадру к себе на колени и долго баюкал, слушая всхлипы и еле различимые причитания. Мужчина шептал в ответ что-то успокаивающее.
Он прильнул губами к её лбу, как родич, в ответ она поцеловала его в губы, как партнёр – жесты традиционные, когда родные брат и сестра заключают брачный союз. В последний раз они проделывали подобное, когда ещё учились: Мадра вдохновлённая романтизмом авиации мечтала стать пилотом, а Рамон не спешащий разрушать её оптимистичный настрой, учился на безопасника.
Её не раз ломало, взять бы тот же отказ от лётной карьеры, но женщина всегда находила силы, чтобы собраться, заклеить трещины, некоторые даже хорошенько зашпаклевать, и продолжать жить.
И сейчас они у неё нашлись.
- Мне нужно в душ, Ра, - наконец прогнусавила Хаседор. – И я, Хаос тебя дери, хочу жрать как сотня сирот.
- Попроси чуть ласковей, и я подумаю, что можно сделать, - улыбнулся Рамон.
- Может мне просто напрудить тебе на колени?
Зная Мадру и помня, чем он её обработал, Бестэйа заключил, что угроза имеет вполне реальное обоснование. Безопасник отпустил ремонтницу. Та уже намного уверенней прошла в ванную. Пока женщина приводила себя в порядок, Рамон успел раздобыть еды, благо увеселительный район был небольшой – не сравнится со столичным аналогом - поэтому лавка оказался рядом.
Надо сказать, что трезвая Мадра была не скромнее пьяной, но голодная Мадра была куда сговорчивее сытой, особенно если собеседник имел достаточное количество готовых к потреблению ресурсов. Однако наученная горьким опытом, она не торопилась кидаться и загребать запас провизии. Женщина предварительно решила удостовериться:
- Ты ведь туда ничего не подложил?
- Зачем? – пожал плечами Рамон и вскрыл пачку сладких галет. – Я бы и таба тебе никогда не предложил, если б ты не спросила.
- Хочешь подвести к тому, что я сама виновата? – подземница подозрительно сощурилась.
- Разумеется, - он с аппетитом захрустел хлебцем. – Так ты присоединишься?
Два раза Хаседор приглашать было не нужно. Завернутая в халат ремонтница забралась на кровать с ногами также, как безопасник, и первым делом отобрала у него вскрытую пачку, уверенная, что сам себя Бестэйа травить не станет.
Её святая простота и незыблемая привычка брать от жизни всё не раз восхищала Рамона. Мадра была единственной женщиной, за которой он мог просто с улыбкой наблюдать, и подземница этим всячески пользовалась, не стараясь вникнуть в суть их странных отношений. Для неё Бестэйа был бесконечным источником еды, кредитов и развлечений всякого рода, и мужчина соглашался со своей ролью ради того, чтобы изредка слушать о том, как сильно он ей нужен.
Рамон не собирался вкладывать плоть и кости в остов нового мира, он хотел только одного: найти способ обустроить уголок, в котором женщина, заставившая его полюбить жизнь, могла бы чувствовать себя в безопасности.

@темы: Протеция, литература, творчество

URL
   

Я не тащусь по кактусам

главная