18:29 

Утопленник.

За любой кипишь окромя голодовки
Краткий отчёт о собятиях минувших пяти месяцев:
у меня всё хорошо.

Теперь по рассказу.Вдохновляла на его написание сестра старшая. Ей очень понравилось. Мне тоже понравилось. Написала его ещё летом.
Наслаждайтесь.


Утопленник

Энергетический кризис и повсеместный голод который год угнетал мировое сообщество. Красный свет индикатора зарядной капсулы магнетоцикла и завывание желудка напомнили Туну, что он всё ещё на старушке-Земле. Безвкусный очищенный воздух, пасмурные облака, заботливо пропускающие ультрафиолет, и теплое дорожное покрытие под ногами – картина привычная, но далеко не тривиальная. Его ещё тащило по инерции на старом подключении к дорожной сети, но стоит его разомкнуть и на следующее закрытие магнитного замка просто не хватит энергии.
И куда приведёт его дорога? Паутина магнитных путей, величественная и прекрасная, известна тем, что, если знаешь конечную цель, доберёшься по самому короткому пути. Но если её нет, если тебя уволили с работы без выходного пособия, дома никто не ждёт и на банальный поворот не хватает заряда батареи...
Тун вздохнул – ничего хорошего его не ожидало хоть в конце пути, хоть в самом начале. Мелькнул знак развилки. Пренебрегая всякими правилами, требующими сбросить скорость, парень вылетел на полной из ленивой движущейся колонны магнешин и повернул направо. Звон в ушах из-за смены давления, поприветствовал его на более высоком уровне. Ещё через пару минут на интерактивной карте замаячил выезд из города и знаки космопорта.
«Все дороги ведут…в Гиперим», - вспомнил он старую рекламу.
Но в любом случае веселее поискать приключения на свой намозоленный сидением зад где-нибудь в царственных чертогах мощных пусковых установок, чем забиться в скрупулёзно отсчитанные государством пятнадцать кубических метров спертого воздуха с тусклой голограммой безоблачного неба на потолке. К тому же над космопортом обычно всегда светло, правда специалисты запрещают находиться без спецзащиты в радиусе ста пятидесяти километров, сетуя на то, что сожженный кислород и рассыпавшийся на атомы озон не в состоянии уберечь людей это опасного спектра излучений… Стекло тоннеля, по которому ехал Тун, стало визуально толще и темнее.
По крайней мере у него появилась цель: раздобыть зарядку для капсулы, не имея ни копейки денег. Мир не без добрых людей, но и не без злых. Униформу клерка сдать необходимо до полуночи, поэтому можно со спокойной душой выдавать себя за официального представителя компании ещё целых восемь часов.
Да и после двенадцати, кто узнает, что он пополнил ряды безработных из-за очередной волны автоматизации? Его даже спрашивать не станут, пока клиентские приложения не отреагируют на внесённые в базу изменения.
Магнетоцикл пришлось до стоянки тащить на собственном горбу. В какой-то момент Тун чуть было не сдался и не бросил относительно компактное, но неимоверно тяжелое средство передвижения. В конце концов, скупость и здравый смысл взяли верх и задавили сиюминутное желание.
Под насмешливые взгляды охранников на пропускном пункте, он придирчиво искал где бы поставить своё сокровище в бесплатной зоне. В разгар рабочего дня та радовала щербинами свободных мест, но если он будет выбираться отсюда поздно, то может просто не выехать из-за какого-нибудь ублюдка, посчитавшего, что целое парковочное место – слишком щедро для простенького магнетоцикла. Дотащив окончательно разрядившегося «напарника» до дальнего конца, Тун закрепил механический замок, не озаботясь о других средствах защиты от угона.
«Кому ты нужен, парень?» - он ласково попинал магнет по педали запуска. Оставайся там хоть капля заряда, машина бы уже приветственно загудела.

- Ваша цель?
Вторая линия проходной системы встретила его чистенькими вежливыми охранниками-азиатами. После ухмыляющихся сторожей парковки, создавалось более приятное ощущение.
- Встреча представителей дочерней фирмы, - без сомнений отчеканил он.
Встречи коллег его уровня обычно организовывали посредством функционала космопорта: заказывали сопровождающего, транспорт, номера в гостиницах, так что Тун за три года работы так ни раз никуда по делам компании не отлучался из своего офиса.
«Консервной банки без окон и дверей», - он встрепенулся, но быстро убедился, что охранник толком за ним не следит. Азиат быстро ввёл данные карточки работника, и та – о чудо – не выдала ошибки. – «Начальство всё ещё думает, что скорость реакции – вещь, на которой можно экономить», - Тун с флегматичным видом принял обратно кусок пластика, напичканного микроскопическими кристаллами кремния.
Безработных в космопорт пускали только по вызову изнутри. Слишком сильно боялись, что найдутся люди, желающие пооколачиваться в чистых зданиях, снабженных всем необходимым для жизни. Транспортный узел можно было считать отдельным городом со своей скромной, но более толерантной политикой, где самым страшным наказанием было досрочная высылка на родину со сопроводительным документом.
Гиперим имел непоколебимую репутацию одного из двадцати трёх крупнейших космопортов Земли. Посольство любой другой планеты или спутника, будь то замызганная Луна, на которой Тун так ни разу и не побывал, или далёкая фантастическая Ри-3, завершившая программу терраформирования всего пять лет назад, имело здесь своих представителей, наделённых особыми полномочиями в случае нестандартных ситуаций.
И если Тун не станет виновником или соучастником этих самых ситуаций, то никто и не заметит его маленького нарушения, которое в прямом смысле и нарушением-то не является.
Парень поправил пиджак, ставший ему родным за последние годы, привычным жестом одёрнул манжеты. Надо было сдать вчера вечером в прачечную, чтобы отутюжили, но он специально забыл, потому что знал, чем закончится сегодняшний день.
«А вот магнет зарядить стоило», - он неспешно пошёл в сторону зала прибытия, который начали заполнять «инопланетяне».
Это были такие же люди, как и Тун. Разодетые в свои служебные комбинезоны и официальные костюмы, проводящие строгое разделение расцветкой и фасоном между классами, родами деятельности и территориальной принадлежностью. Даже отдыхающие – «Помилуй Бог отдыхать на Земле…» - предпочитали во время прибытия и отбытия быть при своих служебных регалиях.
«Совсем скоро ты станешь «никем», Тун», - напомнил себе несостоявшийся клерк. – «Так стань хоть «никем с заряженным магнетом», друг».
Спрашивать подзарядку у какого-нибудь марсианина было бессмысленно, поэтому разглядев ближайший голоуказатель на транзит, Тун прибился к стайке людей, спешащих на пересадку. Преодолев пару эскалаторов и проигнорировав настойчивого работа-уборщика, не желавшего пускать «заблудшего» в рабочий коридор, парень очень быстро действительно заблудился.
Настроение заметно улучшилось, несмотря на то, что вокруг не было ни души, а белые коридоры и однотипные переходы казалось достраивались автоматически, стоило ему только отвести взгляд. Хотелось пить и есть, но новая обстановка, пусть и ограниченная, дарила какое-то неясное чувство свободы. Тун расстегнул пиджак, стянул галстук. Он спокойно бродил, периодически натыкаясь на различные указательные знаки, не всегда понятные, но определённо предполагающие возможность учёта, структурирования и систематизации. В конце концов, парень остановился перед планом эвакуации. Впервые за долгое время удача осветила его слабым лучом: рядом была погрузочная площадка «Z-142».
«Погрузка - техника, техника - батареи, батареи - зарядки», - нехитрая, но вполне адекватная логика. Он снял пиджак, расстегнул на рубашке пару верхних пуговиц и только тогда задался вопросом: «А не слабовата ли местная система вентиляции?»
С другой стороны, в запертых автономных кабинетах, она наверняка работает как атомные часы, так что смыла жаловаться нет. Сотрудники не станут шататься по коридорам, если на рабочем месте банально прохладнее.
Жара стала ещё одним символом свободы, что начала кружить Туну голову в тот самый момент, когда он повернул, не сбросив скорость.
Однако удача его тем и ограничилась. В коридоре он встретил охранника внутренней системы - темнокожий, но в остальном такой же низкорослый плосколицый азиат, что и на входе. Он вежливо поинтересовался, не заблудился ли Тун, и тот признался, что да.
- Все мои вещи в зале ожидания, - пролепетал он, не желая покидать космопорт ещё хоть сколько-нибудь времени.
- Вам стоило сдать их в камеру хранения.
- Я не очень доверчив к полностью автоматизированным системам, - пожал плечами нарушитель спокойствия, следуя за новоявленным провожатым.
Охранник набрал несколько кодов на встроенном в рукав устройстве связи и коротко доложил, что провожает постороннего до зала ожидания.
- Мне нужна ваша карта, - заметил он, закончив с отчётом.
- Простите, но я оставил её в вещах, - Тун не сомневался, что цель его пребывания в Гипериме отразится рядом с идентификационным номером.
- Тогда мне придётся проводить вас до них. Где вы их оставили?
- В кафе, - желудок довольно поддакнул внезапно оживившейся фантазии.
- В зоне ожидания больше ста тридцати кафе и ресторанов, - лицо охранника оставалось таким же бесстрастным, но судя по голосу он был расстроен.
На выходе из рабочей зоны стоял точно такой же робот-уборщик, какого Тун видел раньше. Модель была поновее, чем в его уже бывшем офисе и явно имела настройки, позволяющие внедрять дополнительные функции, как, к примеру, вежливое перенаправление иностранцев на семи самых распространённых языках.
Охранник миновал робота, Тун прошёл за ним.
Двое мужчин оказались на шестом ярусе торговых коридоров, окружающих огромный… у Туна даже язык бы не повернулся назвать это помещение залом. Скорее стадионом. Очень большим стадионом, ещё и вытянутым вверх. Посередине огромного пространства зависла голомодель галактики, где тонкие линии отмечали планеты, включенные в пространственную сеть. Бывший клерк рефлекторно отыскал глазами запись «Ри-3». Как ни крути, а презентация, за просмотром которой его вчера застал начальник, была на удивление актуальной и познавательной. Насмотревшись такой пропаганды действительно начнёшь мечтать о полётах сквозь космическое пространство.
Охранник откашлялся, привлекая к себе внимание.
Тун с досадой на него покосился. Как оказалось, рядом с ними была интерактивная голокарта, которая должна была максимально сократить время их совместной прогулки.
- Вы помните, как называлось кафе?
Как понял Тун, он был не первым «заблудшим», который не мог назвать конкретное место в космопорте с первого раза.
«Не будем облегчать вам задачу», - он молча отрицательно помотал головой.
Охранник устало вздохнул и открыл окно общего поиска с колонками незаполненных строчек.
- А что там подают? На каком этаже вы были?
- На третьем, - быстро ответил Тун, - но я не успел даже меню посмотреть. Сильно прихватило.
Он недвусмысленно похлопал себя по грудине. Желудок отозвался недовольным бурчанием.
Глаза охранника удивленно округлились:
- И как вам удалось подняться с третьего на шестой и при этом попасть в служебные помещения?
«Так же как и с первого, - подумал про себя Тун, - через те же служебные коридоры…»
- Понятия не имею, - пожал он плечами.
- В любом случае я должен вас проводить, - вот теперь в служащем Гиперима наконец заговорила подозрительность. – Пойдёмте, я покажу вам как можно спуститься и подняться, не покидая зону ожидания.
Парень рассыпался в благодарностях и не посмел отказаться, но стоило мимо пройти очередному табуну отбывающих, как он затесался в толпе таких же клерков, как и сам, разве что работающих представителями на других планетах.
Оставив охранника недоумевать и потихоньку поднимать тревогу, Тун продолжил осмотр места, о существовании, которого даже не задумывался до вчерашнего дня. Он спустился на первый этаж и поглазел на галактику снизу. Потом поднялся на двенадцатый – под самый защитный купол – и посмотрел сверху. Зрелище было воистину захватывающим. Слов, чтобы описать чудо синтеза науки, искусства и техники, офисный служащий не находил.
Даже если его сегодня задержат и выкинут из здания без права на возврат, Тун думал, что не сможет пожалеть об этом дне. Он напился отфильтрованной воды, струящейся по автономному водопроводу. Нутро обманутое внезапной подачкой на время притихло, давая вдоволь насытиться новыми впечатлениями. Десятки разных языков, типов внешности, типов одежды, жесты и ароматы лились в его разум по всем «каналам связи с внешним миром». Люди его не замечали. Они были увлечены собой и близкими, в то время как Тун был целиком поглощён изучением каждого.
Мимо прошла группа венерианцев. Мужчины и женщины в серых тонких комбинезонах. Огромные капюшоны и небольшие ранцы, вшитые в матовый материал, наводили на мысли о неудобстве, но жители Венеры двигались по-своему изящно. Особенно девушки: Тун с трудом оторвал взгляд от хрупкой фигуры одной из них, побоявшись, что объект его наблюдения сообразит, что он на неё грубо пялится.
Жители плавающих городов сильно полагались на свои скафандры. Они довели технологию их создания, действия и обслуживания до совершенства, потому что судьба любого, кто покидал территорию Венерианского купола и встречался с первозданной атмосферой, зависела от того, во что он облачён.
Когда Тун учился в школе, обзорно им давали курс колонизации. Сейчас память, взбудораженная внезапной переменой обстановки, подсовывала ему всякие факты. Важные и не очень.
К примеру, максимальный вес жителя Венеры не превышает шестидесяти килограмм. Вот уж чей быт и уклад в самой своей основе содержит здоровый образ жизни. Предпочтительней всего было выращивание эмбриона после оплодотворения в специальных капсулах, чтобы снизить не только возможность летальных ошибок, но и расходы местного правительства на производство спецскафандров для будущих матерей. Первый построенный летающий город был в диаметре всего пять километров с населением в две сотни человек.
Локоть проходящего мимо марсианина больно врезался Туну в плечо. Великан высотой два с половиной метра растерянно оглянулся и извинился. Бывший клерк улыбнулся в ответ и махнул рукой, показывая, что не держит обиды. Инопланетянин кивнул и пошёл дальше за персональным сопровождающим-девушкой, скользящей на воздушной платформе, чтобы гостю не нужно было наклоняться для обмена фразами. Ноги и торс приезжего обнимал лёгкий экзоскелет, позволяющий передвигаться быстрее в условиях более ощутимой земной гравитации. Коренной житель красной планеты наконец решил посетить «колыбель человечества» дабы обновить знания.
Тун ему почти завидовал: в высших учебных заведениях других миров подобные экскурсии часто входили в программу. А у него что? Восемнадцатичасовой курс о колонизации, а дальше только научный гранит менеджмента с обилием примеров разных житейских ситуаций, и ничего больше.
«Каждому своё, Тун», - попытался успокоить себя уволенный. Проводив марсианина взглядом до самого лифта, он закрыл глаза, глубоко вздохнул…
- К чёрту всё! День ещё не закончился!
В кармане всё также не было ни копейки денег, в желудке – ни крошки с завтрака, услужливо предоставленного работодателем.
«Надо было не кичится своим трагичным настроем, а взять двойную порцию», - отругал он себя и быстро зашагал к другому лифту.
У входа в прозрачную кабину стоял его старый знакомый: смуглый охранник подозрительно оглядывался, кого-то высматривая. Только-только разгулявшемуся Туну не надо было объяснять, кто именно был нужен представителю азиатской касты. Парень решил, что ему лучше всего подойдёт лифт на противоположной стороне замкнутого в круг коридора, когда наконец услышал гул.
Он не раз видел издали поднимающуюся в воздух ракету. Тун знал, что удивляться, а тем более стоять открыв рот и смотреть на уносящийся ввысь рыжий хвост шатла – занятие постыдное в современному мире, но удержаться он не смог. Парень провожал отправленцев душой и взглядом до тех пор, пока они не превратились в первую звёздочку на темнеющем небе. Мысль, о сгущающихся сумерках заставила Туна снова насторожиться. Он повернулся, чтобы поискать глазами ближайший циферблат и нос к носу столкнулся со своим неудачливым сопровождающим.
- Надеюсь, вы нашли свои вещи? – тон охранника был чуть менее вежлив, чем в их прошлую встречу.
Тун не смог преодолеть желание попятиться назад, но очень быстро упёрся поясницей в блестящий поручень, а лопатками в силовое поле, не позволяющее неразумным детям, подросткам и другим помешанным свалиться с двенадцатого этажа.
Клерк заставил себя расслабиться. Он наигранно выдохнул.
- Знали бы, как вы меня напугали! – воскликнул он.
Растерянная улыбка служащего подтвердила, что Туну получилось спрятать панический ужас за простым испугом.
- Нет, вещи я не нашёл. Я вас-то еле-еле отыскал.
Охранник подобрался, взял его под локоть и повёл к прозрачной шахте лифта.
- Хорошо, - кивнул азиат. - Лучше вам больше не теряться. Пойдёмте найдём ваши вещи. Вполне возможно работники кафе уже отнесли их в бюро забытых вещей.
- Ох, но это невозможно! – Тун казалось выхватывал слова прямо из воздуха, настолько вдохновенно он не общался даже с самыми многообещающими клиентами на своём бывшему рабочем месте.
- Почему? – азиат остановился. На его коричневом лбе ненадолго обозначились странные складочки, но он очень быстро вернул себе бесстрастный вид.
- Потому что мои друзья, скорее всего пошли меня искать и забрали вещи с собой.
Судя по тому как нервно дёрнулись губы охранника, он наконец сообразил, чем его пичкают.
«Но попытка была неплохой», - утешил себя Тун.
- Пойдёмте, - он снова подтолкнул его в сторону лифта. – В бюро находок сделают голосовое оповещение. Если ваши друзья вас ищут, то там они найдут вас гораздо быстрее, чем исследуя каждый этаж.
- Сп-спасибо, - растерянно запнулся парень.
Они прошли мимо очередной интерактивной карты. Группа старушек-лунатиков как раз развернула её, увеличив сектор, на котором они находились. Карта помимо кафе, магазинов и других заведений показывала время. Тун растеряно посмотрел на циферблат, потом на тёмный купол над головой: что-то не сходилось, потому что пробыл он оказывается здесь всего два часа. Только оказавшись в лифте, он сообразил, что стекло, защищавшее иноземцев в зале ожидания, также затемнено, как и тоннель, по которому он подъезжал к космопорту.
«Подъезжал… ага, а зарядку я так не раздобыл», - он с надеждой глянул на охранника, но тот не торопился ни отвлекаться, ни отпускать своего подопечного.
На шестом этаже госпожа удача вновь вильнула своим золотистым хвостом, пощекотав Туну правую щеку. Он рефлекторно поднял соответствующую руку, чтобы почесаться. Азиат дал ему это сделать, слегка ослабив хват. Двери кабины открылись, чтобы выдать и принять очередную порцию инопланетян.
Тун узнал бы жителей планеты Ри-3 по одному только запаху, что испускали их одежды. Слишком незнакомые, слишком сказочные и слишком красивые лица. Система, в которой Ри вращалась вокруг красного гиганта, стала первой, где человечество встретило останки разумной цивилизации, канувшей в лету за несколько столетий до прибытия людей. Исследователи долго трудились над оставленными банками данных. В два раза дольше и продуктивнее, чем учёные, которые приводили планету в порядок, чтобы можно было спокойно жить на ней, не таская с собой по пятнадцать килограмм оборудования. Дабы облегчить задачу генетики предложили необычное решение: вместо того, чтобы подгонять уже существующие программы адаптирующей селекции, использовать часть генома, обнаруженного в местных древних лабораториях. Конечный результат повергал в трепет.
Риийка или рииец, вставшая напротив Туна, была – был? - такого же роста, что и он. Девушка – клерк очень сильно хотел, чтобы это была девушка: демонстрации вторичных половых признаков у рийцев в традициях не было – смотрела на него растерянно и даже смущённо, вынужденная упереться рукой ему в грудь, чтобы сохранить хоть какой-то намёк на дистанцию.
Набитый людьми лифт, закрыл двери и поехал вниз. Риийку казалось теперь интересовали только ногти на её руке, обозначившей последний рубеж их внезапной близости.
Под молочно-белой кожей её лица угадывались серебристые сосуды и капилляры, рисующие сложный, но гармоничный узор. Белки глаз тоже исчерчивали металлические ниточки. Радужки напоминали корочки апельсина. В основных чертах внешность её была миловидной, и наверно, если бы не особая аура и цветовая гамма, вполне заурядной. Чёрные с серебристым отливом волосы она заплетала в косу, брови видимо подводила, но пышные ресницы и не думала красить. Руки и талия, затянутые в светло-голубое трико, были заметно длиннее и тоньше, чем у землянок. Ноги Тун рассмотреть не мог.
«Сплошная экзотика», - подумал про себя парень.
На следующем уровне рийцы выходили. Девушка долго ждала пока кабину покинут её друзья и в конце концов вышла, только когда индикатор над дверью загорелся предупреждающе оранжевым. Увлечённый Тун выскользнул вслед за ней, совсем позабыв об охраннике. Тот возмущённо постучал в захлопнувшуюся прозрачную дверь, пытаясь привлечь к себе внимание и не растерять остатки достоинства.
Клерк шагал за легконогой красавицей, которая предпочла, как можно быстрее забыть о его существовании. Вместе с группой она прошла к коридору, помеченному как проход на посадку, предъявила билет и была такова.
Желудок возапел нестерпимым голодом, зарядки Тун так и не нашёл, охранник уже наверно рыскал по уровню в поисках причины своей сегодняшней головной боли.
Пришло время навестить кафе. Может вид еды подействует на него как-нибудь умиротворяюще? Он снова зашёл в лифт. За последний час, как заметил Тун, те наполнялись всё плотнее и плотнее. Гул голосов снова разорвал грохот удаляющегося шаттла.
Так значит именно в это время открывалась правительственная квота на запуск в околоземном пространстве? А он никогда об этом даже не задумывался!
Да и не было у него необходимости задумываться. Бесконечный цикл рабочих обязанностей и заскорузлый домашний быт высасывали все его силы. Как любой человек, он стремился к уюту. А может в него заложили это генетически? Ещё один удачный эксперимент адаптирующей селекции и генной инженерии: идеальный работник, который за три года не попался ни на одном нарушении, но стоило всего разок пустить мысли не в то русло и вот…
Он уволенный ещё до обеда с пустым желудком бегает по космопорту в поисках зарядки тщательно шифруясь от охранника, который почему-то не торопиться выспрашивать подкрепления. С другой стороны, Тун ещё ничего не натворил, и события, сейчас происходящие, имели в основе целый скоп случайностей.
Клерк, не торопясь, гулял по девятому этажу, периодически провожая хвосты улетающих шаттлов, когда в перерыве между учащающимися всплесками грохота, его взгляд наткнулся на интересную лавку.
«Или кафе? Или какое-то интерактивное шоу? А может мини-театр?»
За прозрачной витриной стояла землянка. О её территориальной принадлежности говорил не сколько тот факт, что большинство местных работников были с матушки-Земли, сколько маска усталости, застывшая на сером лице. Черты европейского лица ничего не выражали, но глаза… глаза горели каким-то опасным огнём.
Она была в белой рубашке с воротником-стойкой застёгнутым до последней пуговицы, рукава закатаны. Одежда была ей чуть великовата, но вопрос подгонки был решён белым широким поясом, из которого вниз выходило черное подобие юбки.
Тун уже удивился: он только в книгах по истории видел женщин в платьях. Сейчас общепринято было считать, что это просто неудобно.
Светлые волосы не обрамляли лицо красивыми локонами, а были стянуты на затылке в шишку. Все пряди, которые упрямо выбивались, не будучи закреплёнными даже простым лаком, кто-то – может и сама девушка – прилеплял обратно к голове бесчисленным количеством разнообразных заколок, превращая строгую рабочую причёску в подобие ежа.
И самое главное - она делала что-то руками. Тун пока не понимал, что именно: измазанные в чём-то белом кисти обрабатывали что-то гибкое и пластичное, но аура занятости не могла не притянуть его взгляд. В первый раз за долгое время он созерцал как представитель homo sapiens задействовал подаренные ему эволюцией кисти рук, не для того чтобы набирать текст на клавиатуре. Она работала не с машинами и даже не с людьми, а с этой странной белой субстанцией.
Тун растерянно посмотрел на свои ладони: бледные тонкие пальцы сжались в кулак и снова разошлись веером, пытаясь вспомнить такие вещи как хватательный рефлекс.
Тем временем мадонна ручной работы счастливо улыбнулась и подбросила в воздух неровный шар. Тот плюхнулся на стол перед ней, окатив свою мучительницу волной белой пыли. Девушка отошла, задержав дыхание и потёрла тыльной стороной ладони нос, безжалостно марая его тем же светлым порошком, частицы которого витали в воздухе.
Тун наконец глянул на вывеску над витриной. Та гласила: «Галактическая выпечка ручной работы».
«Длинное не интригующее название, - бывший клерк сразу поскучнел. – Их менеджер – бездарность», - быстро заключил он.
Тун тряхнул головой, отгоняя от себя мысли о его уже бывшей работе. По крайней мере теперь он знает куда точно хочет зайти, глаза больше не разбегаются. Он посмотрит за её работой, а дальше как дело пойдёт.
«Выпечка», - он сидел за одним из столиков и усердно тянул шею, стараясь получше рассмотреть, что делает девушка. - «Выпечка – это булки, хлеб, пирожные. Обычно в магазинах их продают в брикетах универсального обеда, в крайнем случае - нарезкой».
Он знал, что в столовой на работе хлеб готовился свой собственный. Исходя из анализов расходов был сделан вывод, что купить и установить небольшую автоматическую хлебопечь, воспроизводящую полный цикл приготовления, и набор продуктов - гораздо дешевле, чем приобретать готовое. Таким образом Тун в первый раз попробовал свежий хлеб самого простого состава, исключающего дорогие обеззараживающие и консервирующие вещества, увеличивающие срок хранения. Но парень никогда даже представить не мог, что пористая съедобная губка изначально выгладит как кусок желтоватого матового полимера.
«День открытий, - он отхлебнул воды из стакана, в очередной попытке обмануть желудок. – В школе не было курса про приготовление хлеба».
Наблюдая за тем, как девушка мнёт и давит материал, Тун попытался представить каким образом он мог бы превратиться в пышные однообразные загогулины, украшающие прилавок.
К примеру, пласты кристаллической решётки можно выровнять посредством магнитного поля, что-нибудь на подобии технологии, что используют в транспорте.
«Погоди, но там вроде сверхпроводники, - Тун нахмурился. – Нужна очень низкая температура. Значит охладить, причём понизить температуру при усилении электромагнитного поля, так можно придать форму. Но плотность? Ведь они совсем неплотные…»
- Кир! Принеси пожалуйста кастрюлю с водой, - внезапно подала голос девушка.
Она наконец оставила свою забаву и принялась возить руками где-то под столешницей. Из подсобного помещения, которое по сути своей и должно было исполнять роль кухни вынырнула официантка-продавщица, у которой Тун не так давно выпросил воды за бесплатно. Девушка осторожно несла в руках ёмкость, удерживая её обеими руками за длинную ручку, торчащую сбоку.
Мадонна в белой рубашке повернулась к ней и что-то зло пробубнила.
Официантка остановилась и начала разворачиваться:
- Хорошо, сейчас принесу что-нибудь другое.
- Не что-нибудь, а кастрюлю. Цилиндрическая форма, плоское дно и две ручки. Когда ты уже запомнишь?
- Вы бы хоть полки где что лежит пометили, и отметки ставили, что куда перекладываете.
- Хочешь здесь работать, помни как что выглядит.
- Я скорее уволюсь.
- Скатертью дорога.
Молодая официантка без сомнений поставила ёмкость прямо на прилавок, положила рядом электронный блокнот, сдёрнула с нейтральной формы наклейку с символикой магазина и ушла. Не сказать, чтобы её оппонентка расстроилась, но выходка явно её удивила.
Она долго смотрела на дверь, а после громко чертыхнулась и сказала вроде и про себя, но всё равно слишком громко.
- И не возвращайся.
В магазине она осталась наедине с Туном, но посетителя мадонна не замечала занятая своим делом. Парень тоже не отказался бы посвятить себя подобному процессу. Ему очень было интересно, какие фокусы органической химии она будет показывать теперь, когда в инвентаре прибавилось предметов, но девушка просто в очередной раз сформировала из гибкой пасты подобие шара и положила в воду. Ни вспышек, ни дыма.
Неужели она достанет оттуда готовый продукт? Просто так повысив процент влажности до ста? Любопытство заставило его подняться с насиженного места и сделать вид, что он думает, чтобы приобрести, а самому украдкой посматривать на ёмкость. Девушка в первый раз обратила на него внимание.
Она улыбнулась.
- Если что-то выберите, то скажите. Я упакую.
- А разве вы должны этим заниматься? – Тун решил, что лучшего момента завязать разговор ему сегодняшняя удача не предоставит.
- Нет, но я и одна управлюсь, - она пожала плечами. - Правда вечером может быть потруднее, - девушка с беспокойством глянула через стекло витрины в коридор.
В магазин завернула старушка-лунатик.
Луна за последние десятилетия стала неплохим рассадником домов для престарелых. Если усердно работать всю жизнь, то к концу даже не самой захватывающей карьеры уж на маленький участочек на луне заработать можно. Старики ехали туда, не задумываясь - повиновались стадному чувству.
Новая посетительница зашла и сразу же схватилась за сердце:
- Я думала, что это очередной рекламный ход, - пожаловалась она.
- Вы не первая, - заметила девушка.
Перед ней уже стояла миска с серо-бурой ни капли не примечательной массой органического происхождения. Пахла она как концентрированный чесночный бульон, который врачи рекомендовали пить в случае простуды. Тун сразу вспомнил как вынужден был питаться им целую неделю: он вышел на работу после трёхдневного больничного, и медицинский консультант скорректировал ему рацион, чтобы он быстрее вернулся в нормальный режим без ущерба работоспособности. С тех пор клерк предпочитал не болеть.
- Так вы действительно делаете всё вручную?
- Разумеется! Хотите попробовать домашних булок?
- Ох, ну разве что только попробовать, - пожилая женщина с сомнением уставилась на товар, выложенный небрежно, но по-своему очаровательно. – Собираюсь навестить внучку на Венере, а вы же знаете, как у них строго с весовой категорией. Так бояться за балансировку своих систем, что просто диву даёшься как они ещё с ума не посходили!
- Не волнуйтесь, - девушка вытерла руки. Как оказалось, под столешницей у неё весела целая плеяда замызганных полотенец. – Мы сможем подобрать вам что-нибудь полезное вкусное и в меру калорийное. А вы себе что-нибудь уже присмотрели? – обратилась она к Туну.
Парень расстроено пожал плечами.
- К сожалению, не располагаю финансовыми ресурсами, - честно признался он.
- Ну в таком случае поработайте массовкой для привлечения клиентов, - продавщица добродушно пожала плечами.
Две женщины долго обсуждали, сузив предложение до нескольких видов какой-то таинственной «бездрожжевой выпечки».
Тем временем матовый шар показал из воды бледный бок. Тун глазам не поверил. Кусок полимера не увеличился в размерах, не изменил цвета и консистенции, а просто всплыл. Парень уже не стесняясь перебрался к стеклу, за которым до недавних пор хозяйка заведения творила нечто удивительное, и смотрел на поднимающуюся субстанцию.
Тем временем дамы договорились до чего-то. Старушка лунатик получила не только брикет с булками, но и кружку с чаем. Руки у покупательницы немного подрагивали, заметив это, продавщица попросила Туна помочь женщине. Парень с сожалением оторвался от созерцания процесса приготовления. Когда он вернулся обратно, девушка уже вытащила шар из воды и убрала куда-то «некастрюлю». Она торопливо разминала эластичное вещество и делила его на приблизительно равные куски. Она не использовала весов или других измерителей, но почему-то Тун был уверен, что разница в массе едва ли составит больше пяти граммов.
- Ты что никогда не видел, как люди готовят еду? – наконец поинтересовалась девушка.
Бывший клерк коротко глянул на неё, помотал головой и вновь вернулся к своему наблюдению.
- Даже в старых фильмах?
- Я почти не смотрю телевизор, - признался он.
- Ну так по государственным каналам такого и не показывают.
Она закончила раздел, нагнулась и достала из-под столешницы эмалированный металлический лист, с загнутыми краями. Сплошной бортик был всего сантиметр высотой - в таком воды не поносишь. Как оказалось, предмет нужен был ей не для этого.
Она принялась формировать какую-то многослойную конструкцию. Поверх эмалированный поверхности она постелила слой… Тун открыл рот от удивления и тут же захлопнул, громко стукнув зубами.
Когда он в последний раз трогал бумагу? Кому нужен этот недолговечный материал сейчас? Его что ещё выпускают? Зачем?
Но мадонна не торопилась пояснять свои действия, а парень никогда бы не решился начать задавать вопросы. Девушка вложила желтоватый лист в противень, поравняв его край с бортиком, отмерила до другого жесткого края и оборвала всё лишнее. Она даже нож не использовала, так и оставил неровный край. После она достала бутылку и окропила и без того желтый лист какой-то желтоватой блескучей жидкостью. Запахло также, как пахнет свежеприготовленный в комбайне салат. Кто-то из коллег Туна упоминал, что так пахнут не сами овощи, а маслянистая заправка. Бумага потемнела, белые пыльные руки быстро размазали крупные капли по шероховатой поверхности.
Звякнул колокольчик.
Тун даже не посмотрел в сторону нового покупателя, а вот девушка не могла оставить посетителя без внимания.
- Какие-то проблемы? – сходу начала она.
- Нет, Мил, - ответил знакомый бесстрастный голос. – Только заберу у тебя покупателя.
Тун громко сглотнул и обернулся к чернокожему охраннику.
- Опять? – девушка выпрямилась, уперев руки в бока. – Да сколько можно Лаг?
- Этот парень, - азиат махнул рукой в сторону Туна, который всё никак не решался произнести хоть слово, - бродяжка. Забрался в космопорт – того и гляди начнёт чинить беспорядок.
«Так и закончилось маленькое интересное приключение большого глупого Туна», - грустно подумал про себя бывший клерк. Бежать было некуда. Жаль только, что он не досмотрит до конца.
- Этот парень работает здесь.
Тун удивлённо захлопал глазами и глянул на мадонну выпечки, стремящуюся получить сан спасительницы. Девушка ему подмигнула. С лицом, перемазанным белым порошком, получилось у неё очень забавно. Тун невольно улыбнулся в ответ.
- Мил, прекрати, - охранник подошёл к прилавку и попытался вцепиться парню в локоть. – Он пойдёт со мной.
Наученный общением с навязчивыми клиентами, Тун отступил, не даваясь азиату в руки.
- Я не стану покидать своё рабочее место, - уверенно заявил новоиспечённый работник.
- Вы же только что блуждали по служебным помещениям и уверяли, что вас ищут ваши друзья.
- Друзья его нашли, - вмешалась Мил. – Он ещё новичок, в космопорте не бывал ни разу. Не удивительно, что он заблудился, а тут ещё и ты со своим «я должен вас проводить», - она невероятно точно передала бесцветный голос охранника.
- Тогда почему он одет как клерк?
- Я не до конца уяснил специфику моих новых обязанностей, - пожал плечами Тун. – Я рассчитывал, что меня примут на должность менеджера.
И пусть Лаг хоть слово скажет по поводу цвета или фасона пиджака, который Тун при нём так ни разу и не надел.
- И кем же вы здесь теперь работаете? – нахмурился охранник.
Проявление эмоции могло означать, что они невероятно сильны. Азиат злился так, что уже забывал следить за лицом.
- Официант-продавец. Собеседование мы закончили буквально за минуту до твоего прихода, - Мил помахала магнитной наклейкой, которую ей оставила скоропостижно уволившаяся работница.
- Ты хоть знаешь, как его зовут? – не сдавался служитель космопорта.
- С нынешнего момента его зовут «Эй, парень, подойди-ка», - в наглую заявила Мил.
Повисла напряжённая тишина. Тун постарался стать прообразом спокойствия и уверенности. У него слабо получалось. Но азиат, скрипя зубами, смотрел только на удивительную женщину, которая как оказалась способна творить чудеса не только с пластичной былой массой, но и с человеческими судьбами.
Скажи Туну с утра, что к вечеру он будет стоять за прилавком кафе, где продукцию делают исключительно руками, он бы не поверил. Он и сейчас слабо верил, но надежда воевала с паникой, отбирая расчётные ресурсы мозга под одно мысленное желание: «Я хочу здесь работать! Даже если всего один день! Я хочу здесь побыть!»
- Молодой человек, - вмешалась старушка-лунатик, до сих пор тихо наблюдавшая за действом. – Будьте так добры, принесите счёт.

Переодеваться пришлось в маленьком закутке, отделённом от подсобки тонкой пластиковой перегородкой. Серый комбинезон оказался Туну великоват, но встроенная система регулировки утянула его так, что парень чуть не задохнулся. Пришлось повозиться с настройками, чтобы получить достойный результат. Костюм клерка нынешний официант небрежно скидал в пакет из-под новой одежды, решив, что как только выдастся свободная минута, дойдёт до ближайшего курьерского отделения и вышлет фирме за счёт получателя. Прилепив на грудь наклейку с названием, данным заведению на редкость бездарным менеджером, Тун вышел сначала в подсобку, тесную из-за раковины и многочисленных шкафов, а затем прошёл в основной зал.
Старушка, первая признавшая его в новой роли, рассчиталась, оставив щедрые чаевые, по-доброму потрепала удивленного Туна по щеке и удалилась, так и не объяснив, что заставило её помочь несостоявшемуся безработному. Вслед за ней ушёл недовольный охранник. Он так и не спросил у новенького работника идентификационную карту.
И сейчас Мил как раз колдовала над ней рядом с единственным компьютером, отвечающем не только за расчёт с клиентами, но и ревизию, кадровые перестановки и так далее. Бывшая фирма Туна как раз разрабатывала и производила подобные аппараты. Парень улыбнулся: ведь ещё утром он молил судьбу, оставить его на старом месте.
- Эй, парень, подойди-ка, - позвала Мил.
Тун привык, что к нему редко обращаются по имени, поэтому поправлять её или возмущаться не стал.
- Как читается твоя фамилия?
Сложность её произношения как раз и была одной из причин, почему он не возражал, если ему давали странные, но хотя бы запоминающиеся прозвища. Официант медленно по слогам прочёл надпись на карте. Мил попыталась повторить, но сбившись в четвёртый раз, чуть не переломила со злости ни в чём неповинный пластик.
- Можно просто Тун, - предложил парень, осторожно вынимая карту из белых пальцев девушки.
- Они ещё спасибо мне должны сказать за то, что я уберегла охранников от языковых переломов. – прокомментировала она. - Ты с Земли вообще?
- Мой отец был из марсианских колонизаторов.
- То-то ты такой длинный и тощий, - заметила она.
Сама Мил упитанностью тоже не блистала, но Тун ничего по этому поводу ей не сказал.
Сейчас девушка в его глазах всё ещё сияла прекрасным ореолом незыблемого превосходства. Так развернуть ситуацию никакая удача не смогла б.
- Так, только давай сразу договоримся, - она нервно почесала нос и пошла к своему столу, - ты здесь работаешь, а не дурака валяешь.
- Конечно, - отозвался Тун.
- Хвостом за мной ходить не обязательно. Считай, что сегодня – испытательный период. Так что будь добр и прояви себя как ответственный работник, болеющий за судьбу предприятия. Если справишься, то угощу тебя кофе, - на последних словах её рабочий тон надломился, будто она сама удивилась своим словам.
Тун мог бы сказать, что на её стремительно краснеющем лице белая пыль выглядит слишком забавно, но он только улыбнулся и кивнул.
- Было бы неплохо ещё и перекусить, - признался он, - а то я не обедал.
- Ну это легко исправить… - начала девушка.
Вновь звякнул колокольчик на входе, приветствуя семью, прилетевшую Венеры. Мужчина, женщина и девочка лет десяти в серебристых скафандрах с откинутыми шлемами-капюшонами прошли в зал и заняли один из немногочисленных столов. Точнее сели только взрослые, ребёнок сразу потянулся к прилавку с булками.
- А вот и первый тест, - Мил вручила Туну электронный блокнот и быстро объяснила. – проси их называть номера из электронного меню, если будут спрашивать, что с чем, то приглашай сразу к прилавку: я всё им разъясню.
Тун обращался с клиентами как всегда аккуратно, заполняя неловкие моменты услужливым вниманием к деталям вместо бесполезных оправданий. Как и пообещала Мил, поток посетителей только нарастал. Подуставший с утра парень так и не присел ни разу. Ручная выпечка оказалась дорогой забавой, но люди брали кренделя и круасаны, не задумываясь о цене. Перед работающей за витриной Мил то и дело маячили дети. Парочку особо заинтересованных, но не сильно высоких, Туну пришлось держать на руках, чтобы те могли удовлетворить своё любопытство. Мил смеялась его автоматическому стремлению угодить всем и тому во что оно выливалось.
За главной витриной кафе некоторое время маячил охранник, но убедившись, что никакими безобразиями в «Галактической выпечке ручной работы» даже и не пахнет, оставил их в покое.
К концу работы, когда давно перевалило за полночь и квота космопорта закончилась у них остался только старый дед. Он всё рассказывал Туну про несостоявшуюся колонизацию Плутона, а парень внимательно слушал, впитывая факты, до которых ему раньше и дела не было. Новоявленному официанту даже не приходилось делать вид, что ему интересно: история действительно захватывала. Сухие исторические факты, которые он знал со школы и рядом не стояли с рассказами очевидца.
Тун и подумать не мог, что именно при пробном заселении самой дальней планеты Солнечной системы начали проводить первые опыты с генами человека. Старались не просто повысить морозоустойчивость - планировали создать новый вид. И как оказалось - если дед совсем не заврался – именно достижения старого учёного использовали как базу по разработке адаптирующей программы Ри-3. В конце рассказа Тун громко присвистнул. Слушавшая их Мил пообещала старику скидку, если тот наконец отпустит её официанта. Пользуясь привилегией, старик набрал себе печенья в два раза дешевле, чем оно стоило, и был таков.
Оставшийся под впечатлением Тун пошёл закрывать расчёт.
- Так как насчёт кофе? – как бы невзначай поинтересовалась Мил.
Туну есть хотелось дико, но другая проблема всплыла в его голове, как только он нажал кнопку подтверждения и аппарат выдал положительный результат.
- У тебя есть зарядка для капсулы?
- Тебе зачем? – удивилась девушка.
- Мой магнетоцикл стоит разряженный на бесплатной стоянке.
- Ты серьёзно?
- Сказать по правде, я даже до дома доехать не смогу, если не подзаряжу капсулу хотя бы процентов на семь, - признался Тун.
- Слоёные коврижки! – воскликнула она и засмеялась.
Тун улыбнулся, но Мил хохотала слишком заразительно, и парня пробило-таки на смех.
- А я думала, что я одна тут такая странная, беру продавцом первого попавшегося парня, - она стёрла мучную пыль с лица. – А ты, оказывается, просто зарядку искал.
Тун теперь много чего знал о процессе приготовления хлеба. За те десять часов что он провёл здесь новичок получил столько информации, что голове впору было взорваться.
Мука, дрожжи, разрыхлитель, тесто, присыпка, фарш, повидло, противень, кастрюля, ковш, фартук, повар – и это лишь малая часть терминов. Оказалось, что виды еды - это не стандартные сбалансированные обеды. Одна только выпечка по своему разнообразию была для него пока сравнима с одним космосом. Но Тун чувствовал, что начало положено. Дальше он будет узнавать ещё больше.
- Искал зарядку – нашёл работу, - отсмеявшись, Тун пожал плечами. – Спасибо, что выручила.
Девушка потянулась и начала вытаскивать из волос многочисленные заколки.
- Ну у тебя был такой несчастный вид, - объяснила она. – Казалось, если ты сейчас уйдёшь, то утопишься в первой попавшейся канаве, - Мил распустила пучок и с удовольствием помассировала голову. Заметив, что её собеседник переменился в лице, она по-доброму ткнула его кулаком в грудь, как раз в район символики кафе. – Ты бы только себя видел. А вообще мне и Лаг просто не нравится. Вечно околачивается тут, только клиентов отпугивает.
- Но покупателей было много, - заметил Тун.
- Кстати, да. Редко такое бывает в будний день. Хотя ты довольно общительный, некотором это нравится. Можно сказать, что отчасти сегодняшний наплыв – твоя заслуга, - ободрила она.
- Спасибо, - тихо поблагодарил парень.
Мил отправилась в подсобку, где рассталась со своим чёрно-белым одеянием и облачилась в точно такой же серый комбинезон работника космопорта. Когда девушка вышла, Туна за прилавком не было.
Парень сидел за одним из столиков и разглядывал галактическую модель. На ней больше не было линий маршрутов, даже имена планет не горели.
Подумав, что намекать и в третий раз – выше её сил, Мил просто налила две чашки кофе, поставила их на поднос, прибавила ко всему пирожки, в процессе приготовления которых в её жизнь внезапно влез странный замученный парень. По крайней мере сейчас Тун меньшего всего походил на суицидника, отчаянно хватающегося за любую мелочь, чтобы отсрочить роковой шаг.
Она подошла ко столу и поставила на него угощение. Аппетитный запах отвлёк так и не поевшего официанта от вселенских дум.
- Спасибо, - снова поблагодарил он.
- Тебе спасибо. Без тебя бы мне трудно пришлось.
Она по привычке разломила пирожок, чтобы убедиться, что тот пропёкся, и повинуясь неясному порыву протянула половину Туну.
- Угощайся, пока ещё свежие, - она с удовольствием откусила от своей порции.
- Видимо, - он повертел половинку в руках, изучил её содержимое, - не я один сегодня схожу с ума.
- Это точно, - девушка улыбнулась с набитым ртом, но сообразив, что выглядит это не лучшим образом, быстро проглотила. – Я тоже сегодня с утра сама не своя. Видишь, даже продавца успела сменить.
- Сменить официанта – дело нехитрое, - заметил парень и наконец тоже принялся жевать пирог.
- Не скажи, я с самого открытия искала подходящего человека. За три месяца уже столько лиц поперевидала. А тут ты!
- А что я? Я вообще зарядку искал.
Парень и девушка засмеялись. Просто чудо, что никто из них не поперхнулся. Тун доел половинку и принялся за целый. Мил с удовольствием поглощала плоды своего труда. Начинка пахла также как чесночный суп, но по вкусу мало чего общего с ним имела. И Тун понял, что теперь, чувствуя запах чеснока и лука, он больше никогда не будет вспоминать о лечебной гадости, болезни и однообразной работе. Он будет думать о том, как, вымотавшись за долгий день, наполненный общением с самыми разными людьми, он сидел с симпатичной девушкой за одним столом, пил кофе, ел эти самые пироги и был счастлив.
- Кстати, - решился он задать вопрос. - А из чего они?
- Из «утопленника», - глазом не моргнув, ответила Мил.

@темы: литература, творчество

URL
   

Я не тащусь по кактусам

главная