За любой кипишь окромя голодовки
Порылась в поисках своих старых работ *зашла на сайт, не авторизовавшись, ибо ссыкую по тихой* и даж нашла кое-что интересное *ожесточённо перекапывала все литтемы, что там есть*
Написано не очень грамотно -_- *запятые, ау, где вы? Грамматика? Не, не слышал Оо*
Сотворено было в рамках фореворского литзадания два с половиной года назад *что самое удивительное - писалось не во время сессии... хмммм, значит был кабздец в личной жизни =)*
Есть в сюжете что-то офигенное. Какое-то жизнеутверждение и, самое главное, надежда. *На фоне СПГСа пыталась найти причины продолжать своё земное существование в биологической форме, что и легло в основу данного повествования. Короч применила принцип "вытри сопли и помоги себе сама" в рамках оказания самостоятельной моральной поддержки себе ненавистной и всячески самой собой унижаемой =) От того сия жизнеутверждающая сила. Короч реально старалась идеей, но отнюдь не текстом... всё уже в прошлом, так что не парьтесь, а просто цените рассказик*
Писалось с душой *получилось с душком =/*


Искупление.

- Иди-ка сюда мешок с костями…
Кто-то потянул Дина наверх. Раздался влажный хруст…
- Упс, прости дружок, клянусь, я присобачу её обратно.
Дин не почувствовал боли, но понял, что что-то не так. Он воспринимал звуки (только как-то приглушённо) и ощущал пространство вокруг себя, но и только… Мир вокруг был тёмен, запахов никаких, он даже сомневался, что вообще дышал… и самое главное – у него не было ни рук, ни ног. Хотя, может, и были, но мозг никак не отмечал их существование.
- Давай-ка на тебя посмотрим, - кто-то провёл ему рукой по затылку. – Так вот куда тебя тюкнули… Не беспокойся, старина Хари о тебе позаботится.
Мужчина на вид неопределяемого возраста, осторожно выкапывал полу восстановившийся скелет из болотного торфа, где его нашёл. На месте лица у находки зияла дыра, так что был виден испещрённый мелкими капиллярами и сосудами мозг. Хари был предельно осторожен: если бы эта штука покинула своё законное место, то ему бы пришлось потратить очень много времени и сил, чтобы запихнуть её обратно. С ребятами, которых отправляли на тот свет, снося голову, всегда было больше мороки: что первое покинуло тот мир, то быстрее прибывало в этот.
- Ну давай на тебя посмотрим, дружок, - Хари уложил новоприбывшего на свою замурзанную накидку. Сразу же приложил к правому плечу «находки» оторванную конечность. Уже через пару минут разошедшийся сустав должен был срастись, а пока Хари собирался исследовать найденного.
Итог ему понравился: это точно был мужчина, невысокий, но и не «тумбочка на ножках», точнее сказать было нельзя. Хари порассматривал то, что в последствие должно было стать внутренними органами. Вдохновлял вид уже побуревшего сердца – когда оно заработает, процесс восстановления должен будет пойти ещё быстрее.
Хари ещё раз осторожно осмотрел голову и отметил, что ушные раковины из нежного, легкого на разложение хряща уже окончательно сформировались. Обидно, конечно, что лица почти не было – только нижняя челюсть.
- Ну выходит, что ты меня слышишь, парень, - он погладил уже обросшую пушком волос голову.
Ничего не понимающий Дин потихоньку приходил в ужас. Из шести чувств, он обладал сейчас только двумя – ориентацией в пространстве и слухом. Хриплый голос и прикосновения грубых ладоней к его затылку, которые ощущались скорее как слабые потряхивания головы, чем нежные поглаживания, нисколько не успокаивали. Он не мог закричать. Он не чувствовал ни единой мышцы своего тела.
- Знаю, - Хари поднял руки в примирительном жесте, так будто бы его собеседник наблюдал за ним. – Ты никак отреагировать не можешь. Да и вообще, наверно, уже бы триста раз обделался – было б чем… Всё будет в порядке, старина Хари гарантирует. Так что… - он присел рядышком и начал разбирать свой рюкзак в поисках тряпиц, в которые надо было замотать ценный груз. – Добро пожаловать в Тартар, парень.

Дин восстанавливался быстро: через пару дней его скелет полностью сформировался.
- Растёшь не по дням, а по часам, - говорил временная сиделка Дина, глядя в его темные глазницы с выпавшими завязями глаз. Те уже через три дня встали на место, но Дин не мог ими управлять или моргнуть: кожа и мышцы отдавали свою очередь, спешащему забиться сердцу.
Сначала Хари нес его в огромном мешке, укутывая в тряпки вперемешку с землёй и грязью, выкопанной из болота, где он его нашёл. После того как набранное подошло к концу (Хари объяснил своему безмолвному попутчику, что тело его не из воздуха восстанавливается), Дина переместили на сплетенную из обрубленных веток волокушку с землёй, накопанной на одном из привалов, и компания продолжила свой путь.
За то время, что прибывший провёл без движения, он много чего узнал. «Старина Хари» - мужчина с обветренным лицом и выцветшими глазами – каждый привал выдавал ему целую гору информации.
- Мы на материке Тихий. Я нашёл тебя недалеко от прибрежных зон Евразийского океана. Не знаю, что ты там делал в Том мире, но закончилось… хотя какой закончилось, а? – он встряхнул импровизированные носилки и ухмыльнулся. Потом помрачнел, глядя в бездвижные глаза паренька, тупо уставившиеся в небо. – В общем всё сложилось не очень хорошо… и вот ты здесь!
Это место называют «Тартар». Кому-то здесь нравится, кто-то вообще только здесь и обрёл своё счастье. Но ты не думай – ты здесь надолго не останешься. Есть места и получше. Доберёмся с тобой до Марианского Пика, и там… там всё будет как надо…
Знаешь, жду не дождусь, когда ты уже говорить начнёшь! А то молчит, будто воды в рот набрал, - Хари засмеялся, он не мог распознать по лишённому мимических мышц лицу Дина, как тому надоели глупые шутки попутчика.
Но надо отдать Хари должное – терпения тому было не занимать. Он возился со своей находкой как с ребёнком, и радовался как любвеобильная мамаша, когда из уже наполовину закрытой мышцами грудной клетки начали раздаваться неуверенные, сбивающиеся толчки.
Мозг Дина стал работать гораздо лучше, зрительная функция абсолютно восстановилась. Он часами водил ещё не полностью закрывающимися глазами, разглядывая серую флору и фауну Тихого материка. Когда кровь начала пульсировать по телу, Хари снова взялся обмазывать его грязью.
-Чтоб пожиже была, - объяснил он.
Ещё через неделю Дин стал делать первые попытки, вставать на ноги, тогда же из его рта начало доносится какое-то странное клокотание, похожее на дыхание. У Хари вошло в привычку трепать обросший затылок попутчика, каждый раз, когда тот делал очередной шаг к восстановлению.
Под конец пришли боль, холод, отвратительный смрад и тошнотворный привкус во рту, источником которых была отнюдь на окружающая среда. Дину казалось, что если бы в его желудке была хоть крошка, она бы незамедлительно покинула тело, тем же путём, которым бы туда попала. Но он ошибался…
Самым последним пришёл голод, и тогда воскресшему в мире мёртвых Дину стало откровенно плевать и на запахи и на вкус.

- Фохему фы фме фофогаефь? – зубов во рту у него было не больше, чем у полугодовалого ребёнка, вылезали они из дёсен с такой же болью, радовало только то, что это были постоянные.
- Что-что, дружок? – Хари как раз освежевал тушку какого-то зверька с выпученными глазами.
- Я фе «фуфох», я – Фим Мейфи, - Дин вытащил руку из накидки, которая уже стала ему роднее материнского чрева.
Хари посмотрел на свои перемазанные в синей крови «ужина» руки, подарил попутчику одну из своих добродушных улыбок и пожал протянутую с большой язвой на тыльной стороне ладонь.
- Приятно познакомиться, Фим, - он заметил, как его «находка» поморщилась, толи от боли толи ещё от чего. – Хотя, думаю, нам стоит повторить, когда ты сможешь нормально разговаривать.
Он продолжил заниматься будущей едой. Дин, несмотря на дикий голод, скручивающий его живот уже неделю, продолжил.
- Фах фохему?
- Работа у меня такая… даже скорее хобби.
- Вофифся ф фовувхмивфыми фупами?
- Слушай, Фим, я ни слова не понял! Давай оставим пространные разговоры хотя бы до тех пор, когда ты прекратишь «фекать».
На теле Дина язв было больше чем живой кожи, но он уже научился делать сердитое выражение лица практически безболезненно. Хари в должной мере оценил настойчивость попутчика и вздохнул:
- Если что-то интересно, то хотя бы напиши что ли.
Дину идея понравилась. Он даже удивлялся, как сам до этого не дошёл. До тех пор пока у него не вылезли все передние зубы, и гортань с языком окончательно не сформировались, он исписал ни одну и ни две страницы в найденном у Хари блокноте. Но чем больше он задавал вопросов, тем несговорчивее становился его опекун: Хари мог спокойно рассказывать про животных вокруг, про то куда они идут, про устройство Тартара, и при этом прекрасно сводил разговоры на «нет», когда Дин начинал спрашивать «Зачем?» и «Почему?»
Всё, на что мог надеяться «восставший», так это на то, что рано или поздно ему всё-таки объяснят.

Лес закончился. Дин, уже привыкший к своему новому имени, страдал от язв, но те подживали, и новые не появлялись. Однажды вечером они вышли к размокшей дороге со свежими следами шин. Хари поведал попутчику, что он нашёл его в самой необжитой части Тартара. Скоро они должны были попасть в первый и последний крупный город на их пути.
- Только ты запомни, Фим: здесь нет болезней кроме одной – безумие. Почти все этим страдают.
- Я понял, - внимание Дина было приковано к огням на горизонте. К электрическим огням или очень сильно похожим.
Не смотря на добродушие Хари, его поддержку, Дин не мог не заметить странный блеск выцветших глаз и какую-то нервозность в каждом движении. Часть из этого можно было списать на долгий путь в одиночестве: «восставший» так и не добился ответа на вопрос, как постоянный житель Тартара оказался так близко к месту его «прибытия» и почему вообще возится с ним.
- Когда доберёмся до Севен Сина возьмём тебе что-нибудь из одежды. Только ты с местными особо не общайся, - Хари зашагал по мерзлой грязи.
Дин с сомнение посмотрел на свои обмотанные тряпьём ступни, вздохнул и последовал за ним.
- Севен Син? – единственным, что создавало дискомфорт при разговоре, были потрескавшиеся, сочащиеся кровью губы.
- Город на Девятом круге. Я же тебе вроде рассказывал про региональное устройство?
- Да, что-то припоминаю, - Дин не стал говорить, что ту гору информации, которую он получил с самого начала, ему ещё разбирать и разбирать. - Становится холодно, это нормально?
- Наступает лето. У подножия Пика будет вообще холодильник, но наверху тепло.

В город они въехали на попутке. «Прибывший» сидел, укутав окоченевшие руки и ноги в сырое тряпьё. С каждым выдохом изо рта выплывал маленький клубочек пара. Его сопровождающий болтал с водителем, не пытаясь подключить к этому делу Дина. Со временем парень пригрелся и уснул.
Севен Син встретил их теплом и приглушённым гулом.
Хари разбудил и вытащил его из машины на самом входе. Дин сразу заметил, что не он один «турист», постоянно оглядывающийся по сторонам. В город входили и въезжали самые разные люди: некоторые из них, как и Хари были одеты в замурзанную походную одежду, у некоторых, как у Дина до недавнего времени, лица были покрыты струпьями и язвами (у самого парня не прикрытые кожей остались только левая лопатка и правое колено), они так же удивленно и непонимающе смотрели по сторонам. Большинство людей выглядело как обычные горожане, и их нисколько не смущал поток приезжих, проходящий через ворота.
Да это был не въезд, не мост, а самые настоящие ворота.
- «Оставь надежду, всяк сюда входящий», - продекламировал Дин внезапно всплывшую из глубин памяти фразу.
- Что ты сказал? – Хари внезапно остановил его прямо посреди дороги.
Дина такая реакция удивила.
- Да ничего… так вспомнил кое-что, наверно твои слова…
- Я тебе такого не говорил, - на лице у Хари застыло непроницаемое выражение. – Ты помнишь, откуда это?
Дин удивленно захлопал глазами.
- Нет, ты же знаешь, я вообще ничего не помню из того что было до нашей встречи…
Провожатый кивнул, но настороженности в нём не поубавилось.
- Фим, знаешь, постарайся не… - он нервно потёр шею, потом помотал головой, - …хотя ладно. Пойдем, - он кивнул в сторону входа. – Если что-то всплывает в памяти, рассказывай мне, договорились?
- Хорошо.

- Харон! Ах ты, ублюдок! Так и знала, что встречу тебя здесь! Фиджи, лапочка, давай подсядем к этим господам, покуда здесь свободно.
Хари протащил грязного замерзшего Дина по магазинам с одеждой, где, несмотря на непрезентабельный вид обоих, на них обращали внимание только продавцы, понимающе кивающие и дающие невообразимые скидки. После провожатый отвел попутчика в отель, где, казалось, Хари знал всех. Дин не мог не обращать внимание на таких же, как полагал, «восставших» как и он, но следуя указаниям Хари ни с кем не разговаривал, только осматривался и кивал, когда с ним здоровались.
Потом была горячая ванна. Дин пребывал в ней час. И с удовольствием пробыл бы ещё сутки, если бы Хари не выгнал его обещанием «насрать под дверь».
Старина Хари стянул с себя потрепанные походные обноски, оставшись в кожаной куртке и джинсах. Беспокойство его немного поутихло: пока Фим отмокал, провожатый добрался до вокзала и там раздобыл билеты на экспресс до Ван Сина – города у подножья Пика.
Вечером они отправились в бар.
Там и состоялась встреча с Сиэль и Фиджи, которые, как понял Дин, были такой же парочкой, как и он с Хари.
- Ты бы мог хоть записку оставить, - в голосе миниатюрной девицы на вид лет пятнадцати звучала откровенная обида. – А то собрал вещи и как не бывало.
- Ну, прости меня, Си. Ты же знаешь, это не от меня зависело. Хочешь, оплачу тебе выпивку сегодня?
- Да ты иначе вину свою заглаживать не умеешь, - Сиэль закатила глаза. – А может я за тебя волновалась?! Мало ли какие у тебя неприятности.
Дин весь вечер ловил на себе взгляды Фиджи. Правая щека девушки синела от последнего напоминание о зажившей язве, из-за этого «восставшая» сильно стеснялась, поэтому весь вечер просидела, то и дело прикрывая пятно рукой.
Вечером Дин остался в одиночестве, невольно отметив, что без ночного нескончаемого бреда Хари на тему «что такое Круги» или «что означает это созвездие», заснуть гораздо тяжелее.

Крик не смолкал, перетекая в истеричные рыдания. Хари рыскал по полу рядом с кроватью в поисках штанов. Сиэль проснулась вместе с ним, но любовник тут же заверил её, что сам всё уладит, и попросил «не вмешиваться».
Харон за две секунды влез в найденные джинсы и помчался в другое крыло отеля, где в их общем номере должен был спать Дин. Слух не подводил – крик раздавался из их комнаты.
Мужчина одним пинком выбил дверь - номер был пуст, окна закрыты. Крик сменился скуляжом со стороны ванной комнаты, куда Хари и направился.
Настенное зеркало было разбито, стульчак на унитазе свернут, на полу подсыхала размазанная блевотина. Фим забился между ванной и унитазом. Сжавшись в комок, он лихорадочно ощупывал голову окровавленными руками.
Происходило то, чего Хари боялся больше всего, и ещё больше начал опасаться на входе в город.
Дин вспомнил.

- Послушай меня, дружок…
Умытый и переодетый Дин никак не реагировал. Сейчас он напоминал себя в начале их пути: бездвижный взгляд и ни звука, ни жеста. Им дали другой номер. Хозяин, как и все остальные, с пониманием отнёсся к происшедшему.
- Слушай, Фим, просто забудь это! Выкини из головы! Нормально, что тебе плохо, но… - Хари нервно потёр шею. Он не любил врать и придумывать утешения. Всё это время они шли, не останавливаясь, выматываясь до предела, и каждую свободную минуту он пытался заполнить разговором, чтобы его попутчик усваивал новую информацию и не пытался вспомнить то, что было до того, как он попал в Тартар. Обычно это действовало. Обычно он успевал довести свой груз до Пика, но теперь могли возникнуть проблемы. И именно сейчас Харону они были нужны меньше всего на свете.
Выхода не было.
- Это же все в прошлом! Фим, - он присел рядом с ним на корточки и заглянул в безжизненные глаза. – Сейчас ведь всё хорошо…
Дин снова заплакал.
- Я п-помню… - он заикался, а слезы лились из опухших глаз тонкими ручейками. – П-п-омню, ш-што п-подг-глядывал з-за к-кем-то…т-там… - он шмыгнул носом и закрыл лицо ладонями.
Хари не стал его останавливать: пусть лучше так выговорится, чем будет мусолить это в памяти, открывая всё новые моменты своей смерти. Он ласково погладил подопечного по голове.
- А-а п-потом э… эт…этот грохот и каа…какие-то ошмётки… - он судорожно вздохнул и опустил руки. – Господи, я же видел свои собственные мозги!..
Харон не стал говорить, что тоже видел мозги Фима, только в уже собранном состоянии. Парень быстро забыл своё «разобранное» состояние, сейчас только смутно припоминая, что у него в самом начале даже глаз не было. Он сел рядом и обнял «восставшего».
- Мне всего-то в-восемнадцать… К-какого чёрта?!
Дин не мог описать всего, да и не хотел этого. Хари не знал, что испытывает его опекаемый, как бы ему не хотелось понять. Жизнь проводника хоть закончилась внезапно, как у многих «восставших», но выбрал он другой путь и тысячи раз успел пожалеть. Харону было жалко цепляющегося за него парня, и вместе с этим он испытывал зависть.
- Всё в прошлом, Фим, - ложь жгла язык, но Харон давно научился не замечать её отвратный привкус. – Всё будет хорошо.

Наутро Хари предложил Фиму остаться, если тот плохо себя чувствует. Дин отказался, схлопотав за это очередную дружескую трепку.
На вокзале они встретили Сиель и Фиджи. Оказалось, что они едут в одном вагоне.
Дин в первый раз увидел детей в городе, но все они были с «сопровождающими». Перед самым отбытием на пирон заявился высокий мужчина с огромным заплечным мешком. Дин бы может сам и не заметил, но на него указала Фиджи. «Восставший» с лёгким (по сравнению с тем, что пережил вчера) ужасом понял, что каких-то пару месяцев назад, они с Хари представляли такое же зрелище.
Купе были рассчитаны на двоих, и это нисколько не удивляло. Дин сомневался, что кто-то из местных жителей будет так стремиться на Пик, что поедет до него на экспрессе. После обеда парень отправился в конец вагона, а когда вернулся Сиэль уже сидела в их купе.
- Как он после вчерашнего?
Дин не хотел подслушивать, понимая, что это неправильно, но преодолеть себя не смог. Он встал у окна, вглядываясь в проплывающий мимо пейзаж.
- Держится… - в голосе Хари звучала откровенная гордость. – Хороший парень, столько жизненной энергии. Жду не дождусь, когда смогу отправить его в Поток.
Дину последняя фраза не понравилась: ни про какой «Поток» Хари раньше не говорил.
- Значит, это твой последний поход?
- Надеюсь, что да. По крайней мере они сказали, что я… - он прокашлялся и продолжил, пытаясь изобразить кого-то, - «в одном шаге от искупления!»
Сиэль вздохнула.
- Получается… - раздался шорох, - … я больше тебя никогда не увижу?
- Ну, может, именно ты встретишь меня, когда я вернусь.
- Ага, в виде очередного полуразложившегося трупа? Увольте, - на хихикнула. – Не против, если я сегодня останусь здесь?
- А как же Фиджи?
- Она спит, как тихий ягненок.
- А Фим?
-С ним я как-нибудь договорюсь.

- Тебе снятся сны? - голос Фиджи прервал раздумья Дина.
Девушка покачивалась на своей койке в такт движения поезда. Уродливый след на щеке исчез ещё утром.
- До вчерашнего дня не снились, - смысла врать не было: девушки ночевали в том же отеле, что и они с Хари.
- Тебе снилось как… ? - она приподнялась на локте. Дин невольно отметил, что в широкий воротник её футболки вылезло покрытое веснушками плечо. Девушка уже переоделась ко сну, когда Сиэль весьма нагло выставила Дина из его купе. Тот сильно не сопротивлялся: не хотелось ему спать рядом с этой лживой сволочью по имени Харон. Он бы мог спрыгнуть с поезда или ещё что-нибудь сделать, но сомневался, что это поможет.
- Да, мне снилось, как я умер, - он уставился в окно. У её футболки был слишком широкий воротник.
- Мне тоже это постоянно снится, - «восставшая» последовала его примеру. Но уже через минуту встала и задернула окно. Зеленый лягушонок весело улыбнулся Дину с её трусиков-шортиков. – Мне всегда так страшно, - она вернулась на своё место, - и вместе с тем я чувствую такой покой…
- Знаешь, Фидж, мне бы не хотелось говорить об этом, - Дин не хотел её обидеть, но глаза девушки всё равно заблестели.
Они сидели друг напротив друга молча, а потом раздался гудок. Девушка вздрогнула и легла на койку, закутавшись в одеяло. Дин не смог выдержать этой затянувшейся паузы, нарушаемой только стуком колес.
- Что тебе снилось, Фидж? – он честно надеялся, что «восставшая» уснула.
- Что меня сбил поезд.
Эта фраза была последней за вечер. Дин разделся и лёг, когда погасили свет. Через некоторое время к нему перебралась Фиджи. Было тесно, но он не стал просить её уйти. Наоборот, прижал к себе, вслушиваясь в тихое сопение.
А после они занялись тем, чем могли заняться любые мужчина и женщина, желающие уснуть без сновидений.

Подножие Пика, как и обещал Хари, встретило их бодрящим морозом. Они прибыли в Ван Син вечером следующего дня. Фиджи и Дин покинули поезд, высоко задирая головы: огромная скала уходила в небо на сколько хватало глаз.
С вокзала была только одна дорога и вела она, разумеется, к центру прижавшегося к пику города. Поток из экспресса хлынул туда. Фиджи взяла Дина за руку, тот был не против. Сиэль и Хари шли позади них и о чём-то тихо разговаривали. Дину не надо было вслушиваться в их разговор: он и так уже всё понял.
Ничего у него не было в прошлом, всё было только впереди.
В городе «восставшие» впервые увидели что-то, сильно выделяющееся на фоне серого мира Тартара. Три белых как горный снег существа стояли возле въезда на канатную дорогу, больше похожую на лифт. Кабины медленно опускались с пика и вновь взмывали ввысь. Белизна притягивала взгляды. Незнакомцы походили на людей, но были выше в два раза и красивее в сотни.
Двое «восставших» и их проводники слились с толпой, окружающей начало последнего пути. Фиджи потянула Дина вперёд, но он отпустил её руку. Девушка обернулась, прошептала одними губами «Прощай» и навсегда исчезла из его второй жизни. Где-то вскрикнула женщина, «восставшие» дети жались к своим взрослым проводникам, а кабины подъёмника опускались, наполнялись и вновь поднимались, исчезая в светящихся облаках.
- Харон, - громко произнёс один из стоящих в центре. Его голос был силён и чист. – Заблудшее дитя, ищущее прощения, приди к нам вместе с ведомым тобой агнцем.
Хари ухватил Дина за плечо и потащил в самый центр свободного пятачка, где стоял призвавший их.
- Только не делай глупостей, Фим. Пожалуйста, не делай глупостей, - на лице у проводника было написано волнение, и оно только усиливалось, с каждым шагом.
Сначала он чуть ли не толкал Дина вперед, но силы покидали его. И когда они подошли к существу вплотную, рука с плеча «восставшего» исчезла. Харон сделал пару шагов вперед и обессилено рухнул на колени.
- Ты прощён, - возвестило существо хрустальную тишину вокруг них. – Ты искупил свой грех и можешь вернуться в Поток вместе с ним. Береги тот дар, что ждёт тебя на вершине.
Выцветшие глаза Харона наполнились слезами.
-Наконец-то… Наконец-то это заканчивается… - он улыбался и плакал не веря своему счастью.

- Скажи, Хари, что было последнее, что ты увидел перед смертью?
Посадочная площадка осталась внизу, Дин смотрел на неё без страха. Окна не открывались, но стекло не было похоже на бронированное.
- Свои перерезанные запястья, - сил у проводника хватило лишь на то, чтобы забраться в кабину, рассчитанную на одного человека. – Крови было… До сих пор кошмары снятся… Знаешь, смесь ужаса и покоя… Засыпать страшно.
- Фиджи станет такой же, как ты и Сиэль? – Дин оторвал взгляд от засасывающей высоты.
- А она тоже решила со всем покончить пораньше?
- Не знаю.
- Сиэль не стала бы её тащить сюда, если бы было так, можешь не волноваться.
Дин пожал плечами – судьба девушки сейчас мало его волновала. Кабину наполняли скрежет, гул и завывания, обтекающего её ветра.
- Господи, - Хари закрыл глаза. – Как же хорошо, что это всё наконец-то закончилось. Ты не поверишь, Фим, но я здесь черте знает сколько. Здесь мало что меняется, а если и меняется то очень медленно. А люди… людям же надо, чтобы всё было быстро. Такая в нас программа. Не растём, не стареем, не болеем, не умираем, не развиваемся. Ад какой-то, честное слово!
- Знаешь, меня бесит твоя бесполезная болтовня, - Дин ткнулся лбом в стекло. – И меня зовут Дин. Дин Мейри.
- Это уже не имеет значения, - Хари встал и подошёл к своему подопечному. – Поток очистит твою память, а в Том мире у тебя будет новое имя и…
- Новая смерть, - он с вызовом заглянул в выцветшие глаза Харона. – Но я ведь не вспомню предыдущей, не так ли?
- Фим…
- Дин, чёрт побери! Я не хочу нового имени! Я не хочу новой жизни! Почему я не могу остаться здесь? Может быть, этот кошмар рано или поздно перестанет меня донимать? Может, я когда-нибудь найду в себе силы добраться сюда самостоятельно, но сейчас я не хочу переживать это заново!
- Послушай меня, Фим…
Лицо «восставшего» побледнело от гнева, но Харон продолжил.
- … Дин, Анжело, Кристиан, Ник, Мэри и как там тебя только не звали. Мы встречаемся с тобой не в первый раз. И только Поток знает, сколько раз ты через него прошёл. Ведь раньше ты находил в себе силы своевременно, не так ли?
Дин решил, что с него хватит. Он ударил по стеклу, и то разлетелось на осколки. Он не умер бы в этом мире, даже прыгнув с такой высоты, а боль парень научился терпеть ещё тогда, когда у него восстановились нервные окончания в непокрытых кожей мышцах.
Харон отшвырнул его к противоположной стене. Кабину сильно качнуло, на полу задребезжали осколки.
- Ты с ума сошёл? – он пораженно смотрел на Дина.
- Я боюсь! Я боюсь этого чувства! – у «восставшего» снова началась истерика. – Я не хочу, чтобы оно повторялось. Я не хочу терять! Это слишком страшно! Слишком страшно умирать! Пожалуйста, дай мне уйти. Дай мне спуститься и жить внизу, Хари, - он медленно сполз по стене и закрыл лицо руками.
Харон присел рядом с ним и обнял.
- Послушай меня, дружок, - он гладил его по затылку, и слегка покачивал. – Это правда нормально, что тебе страшно. Именно этот страх - самое ценное, что у нас есть. Чем больше ты боишься, тем выгоднее размениваешь свою жизнь. Преодолеть его – это значит доказать, что ты достоин… Посмотри на меня: когда-то я потерял этот страх и только сейчас смог искупить свою вину перед Потоком.
Кабина качалась, качался и Хари, обнимающий Дина, свистел ветер, скребущий пустую раму.
- Там наверху… там тебя спросят, Дин. И это будет твоё самое важное решение...- он вжал лицо подопечного в свою грудь. - Не все кабины возвращаются вниз пустыми, Фим, - парень вцепился в Харона и судорожно вздохнул,- …но, пожалуйста, помни мои слова.

Кабинки уходили вверх.
Фиджи провожала глазами ту, в которой покидали Тартар двое её недавних знакомых. Очень скоро и она должна была последовать за ними.
- Давай, лапочка, пора идти, - Сиэль легонько подтолкнула её к посадочной площадке.
Она пообещала Сиэль, что не будет сомневаться. Та заботилась о ней всё это время, и только так Фиджи могла отплатить своей проводнице за доброту.
Девушка кивнула и смело шагнула к новому витку бесконечного цикла под названием «Жизнь».

@темы: творчество, литзадание, литература