За любой кипишь окромя голодовки
Задание: описать праздник.
Долго думала. В итоге решила взять уже готовых персонажей и написать очередной кусочек истории.
Трэй, Кристиан, Кира, Скай, Агата и Заг - помните таких?
Нет? ну и по фигу
Писала часов шесть (злая муза не отпускала), редактировала - два. Скорее всего ещё куча опечаток. Объём великоват=( зато праздник.


Истинный наследник.
***
На Кире была яркая рубашка. От красных цветов на жёлтом фоне рябило в глазах. Широкие зелёные шорты доходили до колен. Парень нервно шевелил пальцами в летних сланцах.
Он недовольно оглядел четвёрку друзей, столпившихся на первом этаже пустующей гостиницы.
Трэй – нынешний хозяин – ушёл раньше приглашённых друзей. Подготовка требовала его присутствия. Уолкер попросил Киру проследить, чтобы сокурсники сильно не задерживались.
Не то чтобы на мероприятии был предусмотрен какой-то особый дресс-код, но мрачный ноты категорически не приветствовались.
Агата выкрутилась, обрядившись в повседневную одежду. Заг напялил офицерский китель. Скай вырядился в чёрные водолазку и брюки – это в августе месяце на приморском курорте! Кристиан – единственная, кто был приглашён отдельно, так как с ними не училась – надела скромное темно-синее платье, совсем не подходящее для пляжной вечеринки.
Все с постными лицами стояли, ожидая вердикта.
- Заг, пойди и переоденься, - наконец огласил Кира.
- Но ведь…
- Поверь, на тебя будут смотреть как на идиота, так что давай, - Кира пожал плечами и помахал в сторону лестницы на второй этаж. – Мы без тебя не уйдём, так что поторопись.
Однокурсник грустно вздохнул, но всё-таки отправился выполнять требование.
Вернулся он в форменных брюках, футболке и офицерской куртке – вариант для полевых занятий или увольнительных, сохранявший хоть какой-то намёк на официальность мероприятия.
Кира и такое не совсем устраивало, но он смирился, предпочтя не разводить спор по глупому поводу. В конце концов, только Холивотер понимал суть происходящего, другие оставались в ступоре от внезапного приглашения на столь неоднозначное празднество. Пятёрка друзей отправилась на пляж.
Сегодня вечером там собрался почти весь город. Уолкеров знали все. Гостиница имела большой успех среди туристов, что давало дополнительный заработок другим гражданам.
Солнце клонилось к закату. Зонтики убрали. Фонари у прибрежной дороги сменили цвет. Теперь вместо нитки белых бус пляж освещала гирлянда сиреневых и серебристых огней. Обычно лампы зажигали только после захода солнца, но сегодня сделали исключение.
Мужчины жарили рыбу, женщины раздавали соленья. Дети бегали по песку, резвились на внезапном празднике. Все были разодеты в разноцветные яркие наряды. Многие девушки, не сильно беспокоясь об одежде, просто ходили в купальниках, повязав платки на бёдра.
Если б Кира взялся советовать, то он бы уговорил Кристиан одеться именно так. Теперь девушка поняла свою ошибку, но возвращаться стало бессмысленно.
Вид Зага многих веселил: дети тыкали в него пальцами, молодые парни и девушки прыскали смехом, проходя мимо. Офицер предпочёл не обращать внимания, внутренне уверенный, что прав.
Ская обходили стороной. На него старались не смотреть, и даже маленькие дети с испугом отводили глаза или уносились прочь, стоило ему показаться рядом.
Мредмерийцы – странный народ, но с их обычаями надо было считаться.
Агата и Кристиан скорее всего не выдержали бы какого-нибудь «особого» отношения, но, слава всему сущему, умудрились одеться так, чтобы не сильно выделяться.
Холивотер спокойно вёл свой маленький отряд через весь пляж. Первым делом им следовало засвидетельствовать своё уважение перед зачинщиком праздника, а потом можно было подождать где-нибудь салют и сбежать под шумок после.
Трэю нужна была компания и поддержка, но с этим делом мог справиться и один Кира.
Уолкера окружала толпа: молодые девушки и парни – его ровесники – весело смеялись, мредмерийцы постарше улыбались, поднимая бокалы. Они праздновали и искренне радовались происходящему.
Хозяин вечера стоял к ним спиной. Кира очень надеялся, что Трэя окликнет Кристиан.
За время похода девушка успела побледнеть до оттенка заснеженных горных пиков. Просить её оказать услугу казалось откровенным издевательством. Холивотер набрал полную грудь воздуха:
- Эй, сын морского дьявола! Какого хрена не встречаешь своих гостей!?
Странная пятёрка сразу же была атакована всеобщим вниманием. Повернулись все, кто был рядом. В основном смотрели на Ская.
Кристиан подшагнула к Кире. Её тревога наконец вылезла наружу – девушку почти трясло.
- Ах ты, коротышка! – отозвался наконец Уолкер.
Он бросил своих сородичей и пошёл к компании друзей.
На лице Трэя сияла улыбка самого радушного хозяина. Рыжая девушка в синем платье, стоящая рядом с Холивотером, теперь готова была упасть в обморок. Кира, в принципе, её прекрасно понимал: увидеть любимого человека, который славится своей неспособностью как-либо выказывать эмоции, вот таким искренне радующимся – самый настоящий шок.
Что сейчас творилось с Загом, почитавшего Уолкера своим кумиром, Кира даже думать не хотел.
- Рад вас видеть, друзья! – мредмериец пожал Кире руку, а потом притянул и крепко обнял.
То же самое он проделал с остолбеневшим Загом, растерянной Агатой и невозмутимым Скаем.
Кристиан Трэй обнял сразу, коснулся губами нежной девичьей щеки, к которой стремительно возвращалась краска.
- Спасибо, что пришла, Кристиан, - он ободряюще погладил девушку по плечу, оценив её выдержку. – Она рада знать, что ты веселишься здесь со всеми.
- Шими, она…
- Мама танцует с праотцами третий день и требует, чтобы её единственный сын праздновал на суше со своими друзьями и всем миром, - казалось его добродушию нет предела. – Прошу, составь мне компанию сегодня, а то другие разберут меня на сувениры.
Слава влюблённым сердцам: в них нет места для горя. Трэй на то и рассчитывал.
Кристиан была очарована. Пользуясь ситуацией, девушка уцепилась за его локоть, готовая проходить так весь вечер.
- Где тут подают халявную сольницу? – вмешался Кира. - Я не собираюсь уходить, пока не докажу остальным, что это самая вкусная рыба на свете!
- Кира, из всех людей, которых я знаю, ты обладаешь самым странным вкусом, - посмеялся хозяин вечера. – Даже не все мредмери способны её есть, а ты…
- Плевать, отведи меня туда, где подают это чудо гастрономического искусства, - он похлопал друга по спине и махнул остальным сокурсникам, чтобы шли за ними.
- Хорошо-хорошо! Скай, будь другом, проследи, чтобы наш чудак-коротышка не переел на радостях, - обратился он к старшему из группы.
- Сделаю всё возможное, Трэй, - улыбнулся тот в ответ.
Заг споткнулся. К счастью рядом оказалась Агата: девушка взяла друга под локоть, и они продолжили путь вместе.
- Во… - Кристиан до сих пор не верила своему счастью, поэтому осмелилась снова заговорить только когда друзья оказались возле столов. – Во сколько будет, фейерверк, Трэй?
Уолкер не сразу расслышал: мредмериец спорил с Кирой, сколько тот сможет проглотить за раз сольниц. Сойдясь на мифических числах, Уолкер всё-таки переспросил спутницу. Девушка повторила вопрос.
- В полночь. После фейерверка гости начнут расходиться. Если у тебя нет других дел, не могла бы ты остаться?
Трэй, обратившийся к ней с просьбой, казался ещё менее реальным. Девушка растеряла все слова и только кивнула. Забывшая об изначальном поводе Кристиан и не подозревала, что здесь и сейчас ведёт себя именно так, как и следует на таком мероприятии.
Окажись они среди обычных людей, на них бы смотрели как на помешанных. Морской же народ праздновал и с удовольствием делил своё веселье с любым, кто не омрачал торжество.
Зачинщик через некоторое время откланялся: увы, но ещё несколько десятков человек жаждали его компании. Он договорился встретиться с друзьями перед запуском фейерверков. Уолкер забрал Кристиан с собой.
- Дикость какая-то, - огласил своё мнение Заг.
Он растерянно смотрел вслед уходящей парочке.
- Понять не могу, что здесь творится? Он же…
Кира ловко засунул другу в рот рыбёшку покрупнее. Офицер скривился и выплюнул: уж больно солёная была.
- Заткнись, Фризмалестил, - Кира дожевывал двадцатую по счёту. – Таковы местные обычаи. И не тебе лезть сюда со своим уставом. Скажи спасибо, что он тебя и Вингера не выгнал за внешний вид.
- А мог? – Скай с любопытством изучал приправы, стоящие рядом с рыбой – искал что-нибудь способное перебить соль.
- Вполне. Не будь мы лично им приглашёнными, прогнал бы, не скупясь на маты.
- Я не понимаю этого, - Агата с удивлением обнаружила, что рыба ей пришлась по вкусу. – Они совсем не грустят?
- По обычаю они съедают свои слёзы.
Кира запустил руку в тарелку с самой солёной рыбой, что подавали на таких праздниках. К столу подходили только самые близкие и родные. Холивотер взял пригоршню для Кристиан: как только она поймёт смысл, девушка съест всё и даже не поморщится.
До других уже начало доходить.
Заг растерянно глянул на выплюнутую им рыбу и даже наклонился, чтоб подобрать.
- Не парься, - успокоил его Кира. – Просто возьми другую и съешь. Одну будет вполне достаточно.
Фризмалестил кивнул.
Скай наконец определился, и прополоскав самую крупную рыбень в уксусе, проглотил свою порцию за раз.
Друзья ещё немного постояли возле стола. Времени оставалось прилично. Кира предложил прогуляться по берегу. Возражений не нашлось.

***
- А ничего, что я так? – девушка растерянно оглядывала себя.
- Хорошо выглядишь, Кристиан, - успокоил её Трей. – И под стать вечеру.
Череда случайных событий вынудила его спутницу сменить наряд. Испачканное платье спрятали под каким-то из столов. Тётя Джилиус, заправлявшая угощениями, выдала гостье один из купальников дочери, а пояс ей обвязала своей собственной шалью.
Мредмериец достал что-то из кармана и подступил к Кристиан вплотную. Девушке показалось, что стук её сердца слышит весь пляж.
Небольшая ракушка на толстом плетёном шнурке отливала перламутром не только внутри, но и снаружи.
- Это подарок мамы, - объяснил Трэй. – Она хочет, чтобы ты носила его время от времени.
В глазах Кристиан промелькнула растерянность, граничащая с паникой: впервые за два часа она вспомнила истинную причину своего здесь присутствия.
- А… я… Трэй…
- Я помогу? – не растерялся тот.
- Да, - благодарно выдохнула она.
Парень аккуратно протянул концы шнурка по обе стороны от тонкой девичьей шеи и связал их сзади, стараясь не спутать с её коротко стриженными рыжими волосами.
- Вот так ещё лучше, - он оставил ладони на плечах девушки.
- Спасибо Шими, она знает, что мне подойдёт даже лучше, чем я сама.
Кристиан успела понять, что мать Трэя должна присутствовать в их разговорах как живой человек, стоящий рядом и наблюдающий за ними.
Мредмериец со спутницей вернулись к празднующим. Отшучиваясь и отсмеиваясь, Трэй пробирался сквозь толпу сородичей. Кристиан не отставала. Ракушку она удерживала свободной рукой, боясь потерять только обретённое сокровище.
Вокруг царствовала жизнь.
Звенели переливы мредмерийских гитар, кто-то отбивал незатейливый ритм. Гости танцевали. Дети успевали шмыгать между ног взрослых и под столами, разыгрывая пятнашки. Кто-то залез в воду, решив, что настало время для ночного купания. Некоторые влюблённые без смущения целовались у всех на виду. Девушки не стеснялись, парни тем более. И никаких ссор, грусти и слёз. Просто весёлый праздник.
Разве что вся еда пересоленная.
Трэй говорил ей, что если не нравится, есть не обязательно. Потом их выловил Кира. Парень был один, соврал, что потерялся, и промеж делом передал Кристиан четыре сольницы и попросил съесть хотя бы одну.
Кристиан принялась за еду без большой охоты, но когда её усилия заметила одна из молодых девушек, мредмерийка с улыбкой протянула иноземной гостье стакан с водой.
- Ты ведь та самая принцесса, про которую постоянно рассказывает Шими? – начала она разговор.
- Да, - Кристиан запила рыбу. Стало немного полегче, но впереди было ещё три. – Я здесь инкогнито, так что, пожалуйста, не выдавай меня.
Собеседница засмеялась:
- Тут и выдавать не надо, пока ты с Трэем рядом, никто даже сомневаться не будет, что нас почтила своим присутствием Кристиан Яларская.
- Я об этом не подумала, - призналась принцесса.
- Не страшно, мы никому не скажем, а то Шими разозлится, и всем влетит, - пообещала собеседница.
Тем временем Кристиан одолела вторую свою мучительницу.
- Может тебе помочь? - смилостивилась мредмерийка.
- Спасибо, я справлюсь.

***
В небе расцветали хитрые узоры. Водоросли переплетались с блестящими рыбками. Огромные цветы росли и раскрывались над головами гостей. Жемчужницы сыпали градом драгоценностей. Те терялись в звёздном океане. Рисунки чередовались с обычными сиреневыми и серебристыми вспышками – традиционными цветами прародителей.
Трэй смотрел в небо вместе со своими друзьями. Лицо уже сводило от улыбки, но прекратить он мог только с уходом последнего гостя, а до тех пор обязан был терпеть. Кристиан прижималась к нему, спасая каждый раз, когда казалось, что сил больше не осталось. Девушка напоминала, ради чего он должен продолжать.
«Ради жизни. Ради жизни, которую так любила Шими», - хотя бы в мыслях он мог не врать.
В мыслях Трэя его мать уже три дня как была мертва. А он улыбался сородичам и глотал солёную рыбу на завтрак, обед и ужин. Строил планы, как бы проводить её получше, чтобы дух спокойно вернулся к праотцам.
Праздник удался. Все были довольны. Целая ночь на уборку, с которой обещали разобраться другие. Уолкера собирались отпустить, чтобы он подольше побыл с друзьями-сокурсниками.
Залпы давали целый час. Взрослые мучились, периодически разминая шеи. Дети, что помладше, справлялись лучше: ребятня живым ковром покрыла песчаный берег. Лежа, они обсуждали зрелище и восторженно кричали каждый особо громкий взрыв.
Кристиан тоже порывалась закричать, но стеснялась в компании офицеров, встречающих яркое зрелище достаточно спокойно. Принцесса обходилась восторженными вздохами.
Наверно, со стороны мредмерийца, было подло поступать с ней так. Утром они снова станут офицером и принцессой – людьми, принадлежащими разным социальным слоям и расам. Ей будет больно, и быть может Кристиан всё-таки возненавидит его и пожелает забыть проклятого мредмерийца и всё с ним связанное.
Но только утром, когда Шими Уолкер перестанет жить в их сердцах и навсегда останется трупом, похороненным на дне морском.
Отгорели последние всполохи. Небо вернуло свою черноту, довольное рассыпало родные звёзды.
- Хорошая сегодня погодка, - заметил Холивотер.
- И не говори, - подтвердил Вингер. – Давно не видел такого прекрасного зрелища.
- Спасибо, что пригласил, - поблагодарил Заг.
Несмотря на изначальную растерянность, к концу вечера сокурсник смог-таки подстроиться под общее настроение. На лице даже появилась скромная улыбка.
- Вам спасибо, что пришли, - кивнул мредмериец в ответ.
Перед ними можно было и не притворяться, но Трэй боялся, что если расслабится хоть разок, то больше не соберётся.
Кира сладко зевнул и потянулся.
- Поздно уже, - заявил он. – Уолкер, ты как: проводишь нас или бросишь, пользуясь моментом? – Холивотер красноречиво глянул на главную гостью вечера.
- Пожалуй, второе.
- Эгоист.
- Коропень.
Кристиан прыснула смехом.
- Надеюсь, вы не обидитесь, - продолжил Трэй отыгрывать доброго хозяина.
Кира заявил, что его никогда в жизни так не оскорбляли, и что он собирается возглавить карательную операцию по захвату чего-нибудь несолёного в гостинице.
Уолкер пожелал им удачи и проводил до дороги.
- Ну что? Пойдём? – спросил он, когда убедился, что ребята идут в нужном направлении.
- Да!
Весёлая живая девушка, добрая и влюблённая по самые краснеющие ушки гуляет с ним по песчаному берегу и, наверно, не желает, чтобы ночь заканчивалась.
Мечтал о бесконечной прогулке и сам Трэй.
Его мать умерла, оставив последним из древнего рода. Спихнув все возможные проблемы на сына, ушла к праотцам счастливая в избавлении.
Теперь Уолкер видел только один путь для себя - одиночество.
- Интересно, какие танцы выплясывает Шими? – внезапный вопрос Кристиан напомнил Трею о том, что глупую игру пора заканчивать.
- Уже не так важно, - он стёр улыбку с лица, вернувшись к обычному своему равнодушному виду.
- Она говорит, что её любимый – танец коралловой… рыбки… - принцесса заметила перемену слишком поздно.
- Я знаю, но это правда не важно.
Они прошли молча пару десятков шагов, и Кристиан всё-таки решилась:
- А что тогда важно, Трэй?
- Пришло время попрощаться, Крис.
Она остановилась. В синих глазах блеснули слёзы.
- Я должна была догадаться, - голос принцессы стал бесцветным.
Уолкер по инерции сделал ещё пару шагов, остановился и развернулся.
- Но я рад, что до вас дошло только сейчас. Мы провели приятный вечер, смогли достойно проводить Шими Уолкер. Я искренне благодарен вам за участие. Ваше присутствие подняло мероприятие на новый уровень.
Кира часто говорил, что в моменты большого эмоционального напряжения Трэй походит на машину. Сейчас Уолкер пользовался этой своей особенностью. Мредмериец хотел выглядеть убедительным.
- Ты с самого начала..? – слова застревали в её горле, с трудом проходя через ком, затаившийся там же.
- Конечно.
- Трэй…
- Мне льстит, что вы испытываете ко мне такие трепетные чувства, Ваше Высочество. Но вам лучше найти жертву для своей страсти среди себе подобающих.
Со звоном рвались все их связи. Надежды девушки рушились. Трей окунал в тьму и себя и Кристиан, но у последней был шанс выбраться.
Она способна любить, имеет все права с самого рождения. А он – лишь генетический уродец в шутку награждённый притягательной внешностью. Яларская наследница забудет о мредмерийце, как только найдёт более подходящую пару.
- Трэй… - Кристиан обняла себя за плечи. Казалось, что девушка просто загнётся от боли.
- Мне очень жаль, что своими действиями я посмел вселить в вас надежду.

***
На востоке рождалась заря. Волны давно смыли следы убежавшей принцессы. Трэй остался там, где они расстались. Уселся прямо на песок. Приливные волны сошли на нет, и море начало возвращать сушу, взятую в долг.
Мредмерийцу хотелось обратиться солёным изваянием, которому не надо дышать, есть и пить, двигаться и чувствовать…
- Уолкер, ты – мразь!
Трэй ничего не ответил Кире.
- Что ты ей наговорил?
Друг, не скупясь, со всего маху пнул истукана в спину.
Мредмериец очнулся от своего транса, только оказавшись распластанным на песке. Он задохнулся и закашлялся.
Холивотер подскочил и вцепился в ворот его рубашки. Заставил приподняться на локтях и заглянул в глаза.
- Что ты сделал?
- Кира, прекрати.
Непонятно, что выводило сокурсника больше: сами слова или тон, которым они были произнесены. Холивотер от души окунул друга в песок.
- Это ты прекрати! Какого хрена происходит!? По-твоему, потерял одного, значит, и другие ни к чему?! Может тогда сразу голову в петлю? Или на героическую смерть уже подписался?
Кира как всегда легко предугадывал его действия и видел все скрытые мотивы. Он понимал Трэя лучше, чем кто-либо.
Ещё один человек, с которым следовало попрощаться навсегда.
Мредмериец нашарил руку сокурсника и сжал со всей имеющейся силой.
Услышав влажный хруст и удивлённый возглас лучшего друга, Трэй отпустил его. Кира в ужасе отпрыгнул от Уолкера, удерживая покалеченную руку. Тот поднялся на ноги.
Он спокойно размял затёкшее тело, пустив волну от грудной клетки к конечностям и голове.
Солнце вставало на востоке.
Замкнутый добрый мальчик по имени Трэй Уолкер, искренне любящий мать, своих друзей и питающий необычную симпатию к принцессе, переставал существовать. Испарялся, распылялся во всех местах, что любил когда-то.
На пляже, в гостинице, по всему родному городу. Его частички летели к родной комнате в военной академии, оттуда разбегались по классам и библиотекам, по дворцовому парку. Что-то спряталось в тёмных подворотнях столицы, а что-то в старых казармах и пустыне, где он провёл первые годы службы.
Всё отдано миру, а в пустой оболочке теперь только наследник, готовый действовать.
Истинный наследник.

@темы: творчество, мредмери, литература, академия писательского искусства