01:28 

Фелиция. Глава восьмая. Часть вторая.

За любой кипишь окромя голодовки
Не спрашивайте меня, какого х... и что вообще там происходит. Будем познавать вместе с Дефеном в следующих главах, заодно понаблюдаем за грязными домогательствами с его стороны до через чур честной ремонтницы. И если я где-то говорила, что Мадра врёт - поправьте меня, пожалуйста. Я знаю, что это черта притянута за уши, но она ей так идёт =3
Возвращаем мир в нормальное состояние.
Чиииик

Глава 8.2
Кровать всё-таки пришлось вернуть. Обморок Мадры перешёл в беспокойный сон. «Слёзы Ильфии» порой едва заметно проявлялись на её лице и снова исчезали. Она свернулась калачиком, обняв себя за плечи. Скорее даже вцепившись в них.
Хайбана остался у двери. Он многозначительно посмотрел на растёкшуюся лужу вердада на полу возле раковины.
- Вижу, что и вам досталось, капитан.
- Что вам от неё нужно?
За последний час у Дефена поубавилось желания общаться с увирам. Пусть Мадра ничего не успела объяснить, да и не сильно пыталась, но она пришла к нему, убегая от пернатой расы.
- Я лишь хотел удостовериться, что она не натворит глупостей.
Несмотря на явные признаки волнения, проявляющиеся в каждом жесте, голос секретаря королевской канцелярии был спокоен.
- Зачем вам понадобилась её дочь?
- Скорее мы в ближайшее время понадобимся Арселии. Третий ребёнок из рода Ильфии вступил на ту же дорогу, что и пятое дитя из рода Тсубаша. Сказать по правде, я сомневался до последнего: почему-то даже подумать не мог, что вы можете приходиться ей отцом.
Его слова не укладывались у Рамона в голове.
- Вы нарочно пытаетесь меня запутать своими пространными ответами?
- Вовсе нет. Однако ничего постыдного в том, что вы не понимаете происходящего, я не вижу. Ваша роль во всём хоть и весомая, но уже отыграна. Дефен, вам стоит забыть о сегодняшней ночи. Можете считать, что ничего не произошло. Думаю, когда Мадра придёт в себя, я смогу убедить её…
- Знаете что? – в сумраке комнаты голубые глаза Дефена блеснули откровенной неприязнью. – А не уйти ли вам от сюда?
Хайбана собирался вновь склонить голову на бок, но растерянно замер в нелепой позе.
- И не смейте даже пальцем прикоснуться к Арселии, а не то я сам лично позабочусь, чтобы ваша жизнь обернулась сплошной мукой, - голос капитана был холоден и тих.
Повисла долгая пауза. Мадра громко вздыхала во сне и даже всхлипывала. Мужчины смотрели друг на друга в каком-то глупом противостоянии. Рамон даже не моргал, зная, что таким образом проиграет.
Хайбана мотнул головой, отбрасывая лишние мысли.
- Судя по всему, вы тоже улавливаете токи энергии и неосознанно реагируете на них. Даже то, что вы в итоге родились мужчиной…
- Вон отсюда, - снова перебил его капитан.
- Я должен поговорить с Мадрой.
- Кто вам дал право называть её по имени?
- Что за…?
Хайбана считал, что способен одним разговором переубедить Бастидорес, которая полчаса назад пыталась его убить. Дефен не представлял каким образом, увир собирался заставить её поверить, но, учитывая, что Мадра каким-то чудом смогла раздобыть вердад, гарантирующий предельную честность собеседника, можно было предполагать самое худшее развитие событий. Настолько, что даже в медицинский блок Рамон нести женщину не собирался.
- Дефен, я не враг ни вам, ни Ма… - он осёкся, видя, как напрягся дисциплинарник, - ни капитану Бастидорес. И уже точно не причиню вред вашей дочери. Девочка сейчас переживает очень тяжелый процесс. То, что творится с её матерью – лишь жалкие отголоски.
- Я не знаю, про какие «процессы» вы говорите. Не понимаю, что за «роли» и при чём здесь Всевышний, но точно могу сказать: если вы сейчас же не уйдёте, вы сильно об этом пожалеете.
Увир растерянно смотрел на Рамон. Тот не собирался нападать на офицера, который был выше его по званию. В отличие от капитана ремотсека, Дефен мыслил предельно трезво, за весь их разговор он даже ни разу не оскорбил приспешника королевской канцелярии.
Хайбана сдался.
- Дефен, давайте, я попробую вам объяснить, что происходит…
Но и на сей раз договорить майору не дали.
- Ра… - слабо позвала Мадра.

***
Рамона будто переключили. Хайбана потерял для него всякое значение. Капитан вернулся к кровати и опустился рядом с ней на одно колено.
Мадра больше не теребила себя за плечи. Она поминутно вздрагивала всем телом, но отходила от внезапного приступа слабости.
- Где Ара, Ра?
- Там, где ты её оставила, - он погладил женщину по щеке и запустил пальцы в её волосы.
- Я больше не слышу её плача. Что с ней?
- С ней всё хорошо, - соврал Рамон, не имея представления, что произошло с дочерью. – Отдохни ещё немного, милая.
- Скорее всего Тсубаша уже нашёл её, - напомнил о себе Хайбана. Воспользовавшись ситуацией, он вплотную подошёл к паре. – Ник поможет Арселии. Вдвоём они смогут пережить всё, что угодно.
Мадра сделала резкое движение. Подземница хотела сесть, но ничего у неё не вышло. Рамон опять успел поддержать её.
- Не смейте подпускать к ней вашего аскероса, - Бастидорес не успокаивалась. Цепляясь за Дефена, она грозно смотрела на Хайбану. – Это после него она стала такой. Из-за этого кутрэ сейчас с ней творится невесть что. Она же маленький ребёнок!
- Да, - признал увир. – Ник поторопил события, но и вы должны понимать. На мальчика возложили слишком большую ответственность, толком не указав, что делать.
- По мне так это целиком и полностью вина увиров. Почему именно она? Ещё четыре наследницы Ильфии ждут в Капитолии вашего избранного. Две из них уже подобающего возраста. Какого ляда вам понадобилась именно Ара?
Имя дочери Всевышнего прозвучало за одну ночь достаточное количество раз, чтобы Рамон наконец начал строить логические цепочки. Проблема была в том, что Дефен себя к яро верующим не причислял. Пусть он провёл пятнадцать лет жизни в приюте по легенде возведённом на могиле Ильфии, нынешний офицер мало что мог рассказать о религии, которую легендарная личность принесла народу. Его никогда сильно не интересовали аспекты учения о Всевышнем, воссоздавшем сей мир из пепла и населившим его несколькими разумными расами. Единственное, что Рамон наравне с другими детьми обязан был знать, это то, что история последних пяти тысяч лет известна и исследована досконально. А вот то, что творилось до явления великого Отца, - сплошной мрак и хаос.
Раньше он не задавался такими вопросами.
Дело его бы скорее всего не коснулось, если бы что-то не пошло не так, как планировали.
А кто планировал? И при чём здесь всё-таки Арселия? Что с ней сделал потомок влиятельнейшего из увирьих кланов? И самое главное…
- Ма, кто ты такая? – внезапно для самого себя озвучил Рамон.
Он почувствовал, как напряглось всё её тело. Ещё немного, и женщина будет в состоянии двигаться.
Их лица были очень близко, но подземница так и не решилась посмотреть ему в глаза.
- Кем бы я не была, Ра, я уже отказалась от всего.
Она упрямо рванулась к Хайбане. Увир отпрянул, но она ухватила его за нижний край форменной куртки.
– Слышите! Я отказалась от «небесной дороги», я отказалась от всех привилегий, которые могла бы получить после её рождения. Мне нет дела до всего этого: я просто хочу растить своих детей, так как полагается в нормальных семьях.
- Тогда почему вы здесь? – грустно спросил увир. Даже он не мог остаться равнодушным к страданиям матери.
Мадра отпустила майора. Рамон попытался снова обнять её, но подземница отстранила ласковые руки. Она спустила ноги на пол и устало потёрла лицо, пытаясь вернуть ему здоровый румянец.
- Потому что я - слабовольная дура, которая не выполняет обещаний, данных общине… Да я даже не способна самой себе что-то пообещать. За что и плачу, в принципе, последние восемнадцать лет.
- Вот видите, - увир, как и Рамон, опустился рядом с ней. - Пути Всевышнего непредсказуемы. Вам кажется, что вы совершали одну ошибку за другой, но цепь событий привела вас к тому, что происходит сейчас. А происходит истинное чудо. Там, на севере родилась девочка, способная спасти наш мир, и ваша дочь станет её правой рукой, первой помощницей.
- А может мне просто убить вас и этого мальчишку, чтобы ни одна живая душа не знала о произошедшем с Арой?
- Слишком поздно. Теперь вы тем самым только навредите ей ещё больше.

***
Ник, скрестив ноги, сидел под дверью комнаты, где вместе с дочерью жила капитан ремотсека. Бастидорес не мудрствуя лукаво заперла Арселию в одиночестве, боясь подпускать к ней кого-нибудь из подземников или увиров, которые были на Воларе.
Чего она этим добивалась, Тсубаша не понимал.
Рядовой с трудом попал в офицерское общежитие. Несмотря на то, что он легко мог пробраться сюда, пользуясь универсальным ключом, его раз десять выдворяли старшие офицеры. Положение спасла Рикку. Девушка на свой страх и риск написала и опубликовала приказ, по которому Ник должен был отправиться в общежитие и встретить там капитана, для решения «ряда срочных вопросов».
Теперь увир упрямо сидел рядом с запертым входом, зная, что Ара лежит с другой стороны, прильнув к псевдостали двери. Девочка наконец уснула: близость Ника действовала на неё благотворно. Тсубаше уже несколько раз предлагали пойти поискать капитана в другом месте, но парень отмалчивался, не глядя на случайных свидетелей.
Сказать по правде он сам смутно догадывался, как у него получилось «разбудить» Арселию раньше положенного срока. На момент их первой встречи, когда увир искал девочку по приказу Мадры, он был в отчаянии.
С каждым его новым шагом ситуация становилась всё хуже и хуже: он не смог найти ответ в столице, где провёл десять лет. Отец не говорил с ним с тех пор, как они расстались перед учёбой. Сородичи будто не замечали его. Даже когда он прибыл на Волар, другие увиры смотрели на него, как на пустое место. Они боялись к нему прикасаться, мешать избранному вершить судьбу народа, не подозревая как мечется его душа.
Хайбана говорил, что ему нужно просто отдохнуть. Забыть на время о своём долге и попробовать пожить с людьми. Стать частью их общины. Но Ник продолжал совершать ошибки и причинять своему клану и кланам, что его поддерживали, одни только хлопоты.
Он не выдержал и сорвался. Вон из пилотов, из офицеров – потерял своё положение, скатился в самый низ, оказавшись среди незнакомых и от того ещё менее понятных людей. Чувство вины угнетало парня похлеще любого другого наказания, а каждая вещь в новой обстановке заставляла глубоко задуматься о её содержании. Обычно сообразительный, увир заметно «провисал», возвращался мыслями к той поре, когда мог беззаботно общаться с сверстниками.
Тогда младшая Бастидорес нашлась в столовой. Перепачканная в яблочном пюре девочка быстро смекнула что к чему.
Арселия пожелала играть в догонялки. Шмыгая под столами, заразительно хохоча, она носилась с такой прытью, что заставляла усомниться в своём малом возрасте. Она убежала в коридор, заставив увира обыскать все возможные закоулки. Ник осматривал каждый кабинет, куда, по его мнению, могла побежать девочка. Он даже зашёл в женскую душевую – по счастливой случайности там никого не было. Из очередной комнаты, выходившей окном-стеной в ангар, он увидел ребёнка, семенящего между секторов.
Чтобы выследить беглянку, Тсубаше пришлось забыть про свои душевные терзания, и начать думать.
Пока Мадра выкуривала Рамона из коридоров дисциплинарного блока, Ник загонял её дочь в зону рядом с ЛМ-сектором. Не зная деталей, увир рассчитывал, что Арселия попытается скрыться там и наткнётся на стену стабил-поля.
Однако, обманув его ожидания, Девочка безбоязненно зашла в ЛМ-сектор. Привыкшая, что внутрь могут зайти единицы и то не всегда, она остановилась, с интересом наблюдая, что будет делать увир. Тсубаша мгновенно поменял план: он встал перед самой границей, делая вид, что не может пройти. Ара вернулась, упёрла руки в бока и показала ему язык.
Тогда Ник протянул вперёд руку.
Ленмала увиров взаимодействовала с полем несколько иначе, чем у подземников. Если у последних при контакте поле разрушалось, то у пернатого народа – переливаясь обволакивало будто мыльный пузырь, оставляя зазор в несколько миллиметров. Зрелище часто завораживало, и, конечно, ребёнок был потрясён до глубины души.
Кто из них в итоге был виноват в случившемся, Тсубаша не знал, но, если бы его спросили, увир, не сомневаясь, взял бы всю вину на себя.
Стабил-поле приводило ленмалу в движение, возбуждало её токи, делало чудовищно чувствительной. Арселия подошла вплотную к границе, чтобы прикоснуться к сияющей серебром руке Ника. Парень наклонился, чтобы наконец забрать её.
- Нашёл, - спокойно произнёс он.
Это были последние слова, которые сказал неуверенный, отчаянный, ничем в общем-то не примечательный увир, потому что спустя минуту он переродился.
За последние четыре месяца Ник сильно изменился, особенно характером. Капитан ремотсека не могла заметить, что с увиром происходит что-то необычное, потому что мало знала его до рокового момента.
Арселия тоже менялась, но ей было заметно тяжелей: в юном теле проснулось сознание человека, прожившего долгую и не самую счастливую жизнь. Обрывки воспоминаний преследовали её во сне. Тело, торопясь вырасти, тратило всю энергию на постройку организма, кидая ребёнка в сон каждые два-три часа.
Рано или поздно Мадра обязана была заметить, но Ник не собирался ей рассказывать до последнего, беспокоясь, что мать девочки может попытаться разлучить их. И, как показала нынешняя ситуация, не зря.
Тсубаша сам начал засыпать – сказывалась тяжёлая ночь. Покой и умиротворение насылала на него девочка, сопящая за дверью.
Увир закрыл глаза, уверенный: что бы ни случилось, пока он будет знать, что Арселия дышит, он сможет встретить любую опасность. Даже если это будет её разъярённая мать.

***
- Парень, - Рамон потеребил увира за плечо.
Ник мгновенно открыл глаза, будто не спал вовсе.
- Свали с порога, - казалось Мадре приходилось прилагать огромные усилия, чтобы не накинуться на Тсубашу.
Хайбана помог младшему подняться.
Арселия тоже проснулась. Она поднялась на ноги, вытирая потёкшие слюни. Но о том, что творилось в комнате пока знал только Ник.
- Если кто-нибудь из вас сунется в комнату, за последствия я не отвечаю, - предупреждение больше звучало как угроза, но мужчины простили Бастидорес и это.
Хайбана был рад уже тому, что она пошла на сотрудничество. Рамон был согласен на всё за обещанное «объяснение» в ближайшем будущем. Тсубашу волновала лишь дверь, открыть которую он до сих пор не мог.
Стоило той отвориться едва ли на четверть, как Арселия пулей вылетела из заточения, мимо ног матери, прошмыгнула между отцом и старшим увиром, чтобы оказаться подхваченной Ником.
Опухшие от слёз глаза сияли самой искренней радостью. Девочка обняла его за шею.
Никто не слышал её мысленных слов кроме увира.
«Слава всему сущему, Ник! Это была настоящая пытка!»
«Я рад что с тобой всё хорошо, Ара», - ответил он.
- Мерзкий бастардо! – взбесилась Мадра. – Верни мне мою дочь!
Она попыталась забрать девочку, но скупая на негативные эмоции Арселия уставилась на мать с неподдельной обидой и только сильнее прижалась к Тсубаше.
- Ник, мама меня бросила! – пожаловалась она вслух. – Я хочу жить с тобой!
- Она не бросила тебя, Ара, - он успокаивающе погладил её по спине. – Мадра волновалась о тебе больше всех.
- Даже больше тебя?
- Ну… - замялся увир, не желая усугублять ситуацию. – Скорее на одном уровне.
Мадра заплакала и наконец смогла забрать ребёнка.

***
Через три часа после начала работы все пятеро собрались в кабинете капитана дисциплинарной службы. Формально они обсуждали достижения Тсубаши, его перспективы в дальнейшем вплоть до скорого повышения. Фактически – пили бодрящий концентрат, отходя от бессонной ночи.
Арселия спала, заняв половину дивана. Мадру порадовала новая обстановка кабинета, Рамон предпочёл умолчать о причинах смены интерьера.
- И всё-таки, - Хайбана не в первый раз за сутки допытывал Мадру. – Что заставило вас перевестись на Волар? – он отставил ополовиненную чашку на маленький столик и сцепил руки в замок. – Я слышал, вам пришлось отказаться от повышения, чтобы оказаться здесь.
- Объект перспективный, - заученно объяснила капитан ремотсека. - Мне пообещали быстрый карьерный рост, достойное жалование. К тому же здесь много пилотов, а у меня оба сына учатся на лётчиков. Думала, может связями обзаведусь.
Рамон пил уже вторую кружку концентрата. Предполагая, что вряд ли сможет добиться чего-то путного от своих собеседников, если не будет знать самых основ, он в ускоренном темпе изучал базовые материалы по религиозным организациям. Дефен хотел задать десятки вопросов, но считал обязательным сформулировать их как можно более чётко.
- Мне показалось, что под «безвольностью» вы имели ввиду вовсе не это. И, насколько я знаю, вас звали работать в проект по постройке купола над Капитолией?
Притихший было Ник стал более внимателен к разговору взрослых. Даже Рамон оторвался от найденных в стандартной библиотеке материалов.
- Тебя туда звали? – переспросил он.
- Ну да, и что? – не выдержала Бастидорес. – Какая сейчас разница? Я же здесь уже! Ещё скажи, что тебя тоже.
- Да нет, - Рамон вернулся к документам.
- А если у Северо спрошу? – она отпила из кружки.
- Из чисто мужской солидарности он меня не сдаст, - признался дисциплинарник.
Ремонтница подавилась и закашлялась.
Младшая Бастидорес проснулась и села, чтобы понаблюдать перепалку родителей, в компании двух увиров. Ник в очередной раз подул на свою кружку и подал девочке. Ара отпила немного вернула Тсубаше.
- Какого хрена, Ра? Там же всем подряд сулили повышения и двойное жалование.
- Он сказал, что я ему приглянулся ещё во время учёбы, и напророчил мне большое будущее. Вплоть до того, что я могу дать ему рекомендации для формирования офицерского состава, чтобы впоследствии повлиять на командующую верхушку, - Дефен предпочёл недоговаривать до последнего, надеясь тем самым раззадорить женщину и заставить рассказать побольше.
- Вот хрень… Если б знала, то тоже что-нибудь стребовала с него.
- Ты что же пришла сюда, бескорыстно отказавшись от двойного жалования и мирной жизни вблизи столицы?
- Конечно… - Мадра заметно покраснела, но быстро оправилась и снова взяла кружку в руки. – Конечно, нет, - продолжила она. Зная, что толково соврать не сможет, подземница тоже решила выложить лишь часть правды. – Он мне сильно польстил, сказал, что я получила от его сотрудников самые лучшие рекомендации. Ко всему прочему, среди нынешнего состава много людей, с которыми я училась. Думаю, он специально набирал офицеров хоть немного знающих друг друга, жаль, конечно, что прогадал в отношении некоторых. Как преподаватель в военной академии Йефе всегда мне нравился. Я просто не могла оставить его.
Звучало настолько сладко, что Мадра готова была заслушаться своим голосом. И самое главное, что она ни разу не согрешила против истины.
- Так вашу симпатию по отношению к преподавателю вы и подразумевали как «безвольность»? - вклинился Хайбана.
Бастидорес молча просверлила его взглядом: увир отлично знал, что сестры из общины Ильфии неспособны лгать. Даже бывшие.
- Да, - выручил её Дефен. – Знаете, этот старик, если пожелает, и лысого уговорит купить расчёску.
Мадра с опаской покосилась на Рамона. Офицер не отрываясь наблюдал за ней. Женщина, смутившись, обратила внимание на тройку «слушателей».
Будущая предводительница подземного народа скромно пускала пузыри в кружке Тсубаши. Процесс занимал всё внимание девочки. Будущий вождь пернатого племени гладил её по голове, с удовольствием наблюдая за живой деятельностью. Откуда они вдвоём достали трубочку, мать знать не хотела.
Хайбана обдумывал услышанное. Подземница ещё не уяснила до конца, кем он приходился Тсубаше, но старший увир, как оказалось, был в курсе всего, происходившего на корабле за последние четыре месяца. Только отношения Мадры и Рамона оказались для него полной неожиданностью. Впрочем, Ник удивлённым не выглядел, хотя ремонтница готова была поставить десять против одного – парня сейчас кроме Ары ничего не заботило.
Коммуникатор капитана ремотсека с каждым днём трещал всё меньше. Сегодня с утра ей пришло от силы два десятка сообщений, так что она наконец могла хоть немного расслабиться.
С участью дочери оставалось только смириться, но ведь эта «святая возлюбленная» только-только родилась. Пройдёт как минимум полтора десятка лет перед тем, как она начнёт действовать, а может и дольше?
«Всё ещё сто раз изменится, ведь так, малыш?»
Ара глянула на мать, будто бы услышала о чём та думает. Она протянула руку, показывая на Мадру пальцем.
- Мама, тебя жук укусил.
«И всё же какое прелестное дитя», - расцвела старшая в улыбке.
- Где, милая?
- На шее.
На сей раз Дефен поперхнулся концентратом. Мадра почувствовала, как от шеи до корней волос заливается краской.
«И какое наблюдательное… - Бастидорес поправила воротник комбинезона так, чтобы красное пятнышко было менее заметно. - Вся в папочку».
Рамон понимал причину её перевода даже лучше, чем сама подземница.

@темы: творчество, литература, Фелиция

URL
   

Я не тащусь по кактусам

главная