За любой кипишь окромя голодовки
Да, вы не ошиблись. Я её переписала.
Стало гораздо лучше. Вырезала всю историю Ра и Ма, зато добавила больше секоса! Да! Секос в массы! Любите друг друга! И не тупите, как местные герои -_-
Им-то положено по сюжету, а у вас своя голова на плечах есть. Так-то!


Глава 6.
Капитан сияла с самого утра. Работа ладилась настолько, что даже появилось свободное время в середине дня. Пользуясь выпавшей на её долю удачей, Мадра взяла несколько пакетов фруктовой смеси и отправилась искать Ника с дочерью.
Кто-то из сержантов в самом начале выдал увиру задание: разбирать на детали блоки списанных агрегатов и раскладывать по специальным контейнерам. С тех пор, когда других поручений для него не находилось, парень отправлялся в закуток ангара недалеко от посадочной площадки рядом с временной стоянкой авионов. Место было хорошо тем, что обычно непоседливая Арселия целиком отдавала себя наблюдению за своими любимцами. Порой девчонка набирала себе кучу покорёженных деталей и разворачивала целые баталии с их участием.
На пяточке за девять месяцев накопилось изрядное количество недоразобранной техники. С утилизацией и переработкой Волар ещё испытывала некоторые трудности.
Заметив мать, Ара бросила свои «игрушки» и побежала к ней. Мадра на ходу подхватила девочку и подкинула на добрый метр над собой. Арселия завизжала, но ни капли не испугалась. Капитан поймала будущего пилота и на руках отнесла к ряду контейнеров, где устроился Ник.
- Всё пыхтишь?
Она отпустила Ару и присела рядом с Тсубашей. Дочь доверчиво уткнулась лицом в колени матери и замерла так на несколько секунд. После повернула голову на бок и закрыла глаза, оставшись в таком положении.
- У неё с недавних пор появилась привычка засыпать в странных местах и позах, - предупредил Ник, почесав магнитным ключом подбородок.
В подтверждение его слов ножки младшей Бастидорес подкосились. Девочка рефлекторно выпрямилась и непонимающе огляделась.
- Она просто чувствует, что может, - объяснила Мадра. – Она наполовину потомственный подземник. Её народ веками жил под землёй, и редко кто из них имел удобную кровать или подходящее для отдыха время.
- Её отец жил в пещерах плоскогорья? – Ник теперь вообще не стеснялся задавать вопросы по любому поводу. Во всяком случае Мадру он ими буквально закидывал.
- Да, он там жил, но черты подземников у неё от меня.
- Значит он не принадлежал к вашему народу? – уточнил парень.
- Я, сказать по правде, никогда у него не спрашивала, - призналась Бастидорес.
- Значит она может наследовать эти признаки с обеих сторон, - Тсубаша снова вернулся к работе.
Мадра взяла дочь на руки. Арселия была довольно молчаливой – сказывался недостаток общения, который увир никак не мог восполнить.
Девица опять притворилась спящей, прижавшись к матери.
- Да какая разница, - отмахнулась капитан. – Будет тем, кем захочет. Пусть хоть среди увиров живёт.
- Будет трудно из-за солнечной активности, - он одолел очередное тугое сцепление.
Женщина немного покачала ребёнка, чувствуя, как рукав и воротник комбинезона впитывает потёкшие слюни. Бастидорес было ни капли не жалко одежды, по крайней мере, когда дело касалось любимого чада.
- Я вам перекусить принесла.
- Спасибо.
Женщина осторожно, чтоб лишний раз не беспокоить спящую, достала из карманов три пакета фруктового пюре. Покончив с очередным блоком, Тсубаша отложил инструменты и взял одну из пачек.
С раскрытым пакетом в зубах он встал и потянулся. Солнце над куполом перевалило за полдень – обед они пропустили.
- Вместо того, чтобы разбирать, - Бастидорес тоже открыла свою пачку, - лучше б собрал что-нибудь годное. Разума-то хватит…
- Я бы хотел…
- Так почему не займёшься?
- А можно?
- Всевышний, я совсем забыла, что общаюсь с восьмилетним, - капитан картинно закатила глаза.
- Авион для полёта мне не давали, - вспомнил Ник.
- Потому что ты вместо того, чтобы заняться чем полезным, разбил его в дребезги.
Арселия проснулась и отобрала у матери порцию сухого пайка. Девочка с довольным видом умяла один пакет и потянулась за следующим. Мадра вздохнула и открыла последнюю пачку для ребёнка.
- Смастери что-нибудь полезное. Я как начальник даю тебе разрешение. Только без ЛМ-составляющей, хорошо?
- Так точно.
- Отлично, а теперь иди сюда, я хочу тебе кое-что показать.
Пользуясь тем, что дочь от неё отлипла, Бастидорес выудила-таки наконец основную причину своего прихода.
Путём пары манипуляций с коммом она вывела в воздухе графическое изображение. Группа мальчишек в зелёных сютах для учебных полётов стояла рядом с каким-то зданием. Капитан положила устройство рядом с собой и ткнула в середину картинки, раздвинула пальцами, чтобы увеличить фрагмент фотографии.
Голубоглазый мальчик смотрел на Ника с сияющим лицом. Черты парнишки показались до странности знакомыми, будто увир видел его раньше или кого-то очень на него похожего.
- Это мой младшенький – Пабло, - гордо похвасталась мать. – На первом году обучения сейчас. Такой умница – поступил на два года раньше положенного!
- Он похож на капитана Дефена, - не подумав, ляпнул Тсубаша.
Перемены в лице начальницы ремотсека сложно было описать словами, но то что заявление увира её шокировало было очевидно.
- Да ты шутишь, - с нервным смехом она быстро убрала и картинку, и комм.
- Нет, - Ник отрицательно помотал головой. – У капитана Дефена довольно редкий колорит для жителей Фелиции, - пояснил он. – Голубой цвет глаз сейчас практически не встречается из-за сильного перемешения с подземниками, ярко-выраженные скулы и темные волосы… правда я не очень уверен насчёт его телосложения, но явно прослеживаются черты народов севера.
Сухие факты увира один за другим гасили улыбку гордой матери. Капитан помрачнела – от её хорошего настроения не осталось и следа.
- Этим можно объяснить и его раннее поступление в академию, - продолжал Ник. - Население северных территорий до Большой Волны славилось своими интеллектуа…
- Не похож он на него! – резко оборвала Мадра рассуждения увира.
Арселия испуганно уставилась на мать.
Заминка продержалась всего несколько секунд. С огромным усилием капитан снова улыбнулась.
- Пабло похож на своего отца, - она специально сделала акцент на последнюю пару слов. – Но с этим мужчиной я пересеклась всего один раз в жизни.
Увир растерянно молчал. Впервые за долгое время он не знал, как реагировать на происходящее: Мадра ни разу не срывалась на него.
- Всё в порядке, - успокоила его женщина. – Просто закроем тему, хорошо?
- Так точно.
- Кстати про дисциплинарную службу. Меня просили передать, что через пару недель к нам пришлют майора из королевской канцелярии. Специально, чтобы проверить, чем ты здесь занимаешься.
Увир молчал, с трудом преодолевая желание убежать. Парень чувствовал, что капитан тоже перебарывает себя – выталкивает слова из горла, не давая тишине их заглотить. Единственным, кто имел право являть миру свои истинные чувства, была Ара, но и девочка молча смотрела на мать, боясь даже вздохнуть.
- Было бы неплохо, если помимо характеристики со стороны сержантского и офицерского состава, можно было продемонстрировать ему кое-что посущественней, - закончила она.
Тсубаша кивнул.
- Я понял, мэм. Завтра до обеда я представлю план доработки скоростного блока кара.
- Даже так, - её удивление выглядело почти искренним. – Тогда отлично.
Мадра попрощалась с дочерью, пообещав, что домой они пойдут вместе и отправилась по делам.
Ник вернулся на своё место и снова принялся разбирать блоки. Работа не ладилась. Арселия совершенно потеряла интерес к игрушкам. Девочка подошла к увиру сзади и попыталась обхватить его за талию. Тсубаша отложил ключ и повернулся к ней, взял на руки и приложился лбом к её лбу. Ара закрыла глаза, Ник вслед за ней.
Спокойствие и умиротворение заполнили его душу. Арселия обняла увира за шею и поцеловала в щёку.

***
Тсубаша не обманул насчёт проекта.
В обед, сидя в офицерской столовой, капитану оставалось только удивляться, аккуратному решению проблемы переключения скоростей, полностью исключающую ЛМ-составляющую.
Несмотря на то, что увиры имели врожденную способность управлять ленмалой, пернатый народ обычно старался избегать её использования, подключая разнообразные материалы. До их вмешательства фелицийцы были сильно ограниченны в плане расхода мощностей. Теперь же такие вещи, как огромные города-купола на поверхности, из сказочной мечты превращались в действительность.
- Далеко же ты, паршивец, пойдёшь, - предсказала она про себя.
- Не часто увидишь вас в таком месте, капитан, - заметили со стороны.
Рамон и сам редко захаживал в столовую в обеденное время особенно в последние пару месяцев. С начальницей ремотсека дисциплинарник даже не пересекался с тех пор, как они отсидели обед у него в кабинете.
По базе витали слухи, что Дефен крутит роман со своим секретарём. Пустые разговоры сослуживцев не способствовали налаживанию отношений между капитанами.
Мадра сморщилась, глядя на своего старого знакомого: ей вспомнился вчерашний разговор с Тсубашей.
- Что случилось? – недоумевал Рамон, подсаживаясь к ней.
- Смотреть на тебя противно, - призналась Бастидорес. – Еда обратно лезет.
Привычный к её поведению мужчина громко посетовал:
- Всё потому что я напоминаю тебе о здоровом питании. Не удивлюсь, если ты сейчас живёшь исключительно на смесях.
- Я и дочь ими кормлю – они полезные и в них нет ничего лишнего.
- Бедная Арселия. Если б я был её отцом, то обязательно бы следил, чтобы она ела нормальную еду.
Однако почти пустой поднос перед ним говорил о преувеличении в заявлениях.
- А я как погляжу у тебя сегодня легкий обед, - Мадра стащила у него единственную взятую булку, оставив для подкрепления только чашку с концентратом.
- Что поделать, - Рамон забрал у соседки тарелку с недоеденными овощами и мясом, - я всего на пять минут заскочил, - немного подумав он и вилку у неё умыкнул.
Капитанов не смущали косые взгляды посторонних. Обряд обмена едой во время совместной учёбы повторялся настолько часто, что обрёл статус обязательного.
- Оставь мне хотя бы треть, - попросил Дефен, видя с каким аппетитом Бастидорес принялась за свежий хлеб.
- Обойдёшься четвертью, - она отломила указанную долю и вернула ему на поднос. – Чего тебе надо, Ра?
- Я слышал от безопасников, что почётная мать семейства недавно получила сообщение из госакадемии.
Кусок встал посреди горла. Мадра отобрала у своего собеседника кружку с концентратом и в миг её ополовинила.
- Какого хрена, Ра? Тебе-то какое дело? – не могла отдышаться женщина.
- Думал, что может ты захочешь поделиться со мной.
- С кем угодно, но только НЕ с тобой, - отчеканила она.
- Жаль…
- Погоди, - до неё только сейчас дошла суть сказанного, - ты что, следишь за моей почтой?
- Нет, - не колеблясь соврал капитан.
- Ра, если узнаю…
- Я же сказал, что нет, - он пожал плечами и вернул опустошенную тарелку обратно хозяйке.
- Может ты её ещё и просматриваешь присланное?..
- Ма, если ты не прекратишь упрямиться, я просто потребую провести генетический тест за свой счёт и докажу родственную связь и с тем, и с другим, и с третьей, - сходу сдал все карты Дефен.
Мадра подскочила, перегнулась через стол и ухватила его за ворот форменной куртки.
- Ублюдок, да какого, твою мать, Всевышнего, ты вообще лезешь в мою личную жизнь?!
Он перехватил её за руку и глядя прямо в глаза спокойно произнёс:
- Прекрати, мы в общественном месте.
Ей не оставалось ничего кроме как отступить. Женщина забрала поднос и ушла, огнорируя ошеломлённых офицеров. Рамон попытался допить концентрат, но теперь уже у него абсолютно пропала способность принимать пищу.

***
Струйки воды стекали по нагому телу.
Во время пересменки в душевой обычно была туча народу, а в такие часы редко кто мылся. Бастидорес терла лицо, полоскала рот, но становилось только хуже.
Вода ласкала плечи, грудь и спину, живот и бёдра. Струйки шли проторенными тропами, повторяя его прикосновения. Она была одна в душевой, но не одна в мыслях.
Рамон был в её снах. Гонялся за ней по лабиринтам видений. И куда бы она не бежал, мужчина настигал, чтобы ласкать и любить её тело.
Бастидорес хотела повернуться к нему спиной и уйти, оставить обычным воспоминанием, но не получалось.
Всё тело горело от одного взгляда голубых глаз. Хотелось раздеться прямо перед ним, делать всё, что угодно, исполнять любые капризы за призрачную надежду близости.
Образ мужчины, осторожно ласкающего её тело, стал настолько реальным, что Мадра сорвалась.
Она мешала его воображаемым рукам своими. Женщина не давала ему прикасаться к сокровенным местам и сама тянулась туда. Тяжело дыша, сжимая зубы, чтобы случайно не произнести его имя, она делала это, прекрасно знаю, что в конце будет чувствовать себя отвратительно.
…Мадра устало прижалась лбом к прохладному покрытию стены. Ноги ещё дрожали, но она не позволила бы себе опуститься на пол. Вода потеряла свою мучительную силу и превратилась в средство очищения. Несмотря на гадкое чувство собственной ничтожности, в голове снова было ясно. Рамон отступил в тёмные закоулки сознания.
Но только сейчас.

***
Капитан дисциплинарной службы, не глядя, перебирал документы, отдав своё рабочее место на съедение беспорядку. Дефен ходил по кабинету, думая, рассуждая, анализируя.
Он всю жизнь считал, что хоть немного понимает женщин. Любая другая без лишних разговоров согласилась бы перевесить часть своих проблем и ответственности на кого-нибудь покрепче, а тут... С другой стороны, если бы ему не надо было её завоёвывать, потакать прихотям, добиваться хоть намёка на благосклонность, мужчина бы уже давно в Мадре разочаровался и бросил всё с ней связанное.
Зарыться в работу не получилось: целых два месяца, даже словом не перекинулись, и итог...
- Всевышний, ну что за женщина!
Хотелось кого-нибудь ударить или что-нибудь. Под ногу попался единственный на весь кабинет диван. Мебель без пререканий приняла побои. Стало только хуже – вспомнилось, что когда она в последний раз заходила, лежала здесь.
Рамон сел, на то место, где был тогда, и уставился на свои ладони. Мадра ведь была совсем рядом, во власти его рук. В небытие всю службу! Надо было сделать тогда хоть что-то. Воспользоваться ситуацией, не отпускать её просто так.
А он? Только смущённо напомнил, что время подходит к концу и технику нужно уйти. Потерял такой важный момент, разрушил то, что могло наконец склонить чашу весов в его сторону.
Он закрыл лицо руками и глубоко вздохнул.
- Послать бы всё сейчас, - огласил он тишину кабинета.
Чтобы оставаться на базе, надо было работать. Чтобы оставаться в нынешнем звании, надо было работать. Чтобы оставаться рядом с Мадрой, надо было работать как проклятый.
Он вернулся на своё место. Образ женщины, лежащей на маленьком диване не выходил из головы. Настало время обновить обстановку кабинета.

***
Арселия пожелала играть в прятки. Как всегда, разрешения старших она спрашивать не стала. Беспардонное поведение трёхлетней бестии принимали как должное.
Маленькая девочка легко находила укромные места. Но если раньше, ей быстро надоедало, потому что никто её не искал, то теперь Ару могли звать часами – здоровый сон быстро сковывал юное тело стоило ему только принять более ли менее удобное положение.
Ребёнка можно было найти где угодно. Сержанты-техники даже в графу «причины задержки ремонтных работ» теперь спокойно вписывали: «наличие в корпусе разумной органической жизни». Старшая Бастидорес, скрашивая свои действия длинными малопонятными словами, меняла отчёты, расставляя другие стандартные причины. На техников она не ругалась, даже наоборот - любила своих ребят за понимание, и готова была отмазывать каждого по сто раз на дню, лишь бы родная дочь оставалась при ней на базе.
Разобравшись с делами, Тсубаша обычно первым делом шёл искать Арселию. Увир и не подозревал о том, что половина ремотсека на него тихо молится: Ник находил девочку всегда очень быстро. Пользуясь неведомым чутьем, он сразу определял в какой части купола она находится, а там обыскивал самые неожиданные места. С третьей-пятой попытки Ара обнаруживалась. Как ручная зверушка, заспанная девочка просилась к увиру на руки и спокойно продолжала дремать в его объятьях.
В этот раз Ник справился с задачей только с седьмой попытки. Ара облюбовала повёрнутую на бок турбину, которую готовили для установки в массиве базы. Юная подземница удобно устроилась на широкой лопасти, на высоте трёх человеческих ростов. Как она туда забралась, оставалось загадкой.
Ник залез к ней и сел рядом. Ребёнок, подчиняясь инстинктам, потянулся к тёплому боку увира. Парень забрался с ногами и лёг, отдавая правую руку в жертву слюнявому монстру.
Представители пернатого народа спали меньше, чем люди, и только в тёмное время суток. Многие солдаты жаловались, что из-за сменного графика режим сбивался и подчас день с ночью менялись местами. У Ника было иначе – он просто не мог спать днём.
В такие моменты он даже не дремал. В звуках спокойного дыхания Ары, Тсубаша спокойно обдумывал свои мысли. В голове рядового хватало идей. Высокородный отпрыск с детства имел доступ к самым древним и самым продвинутым технологиям. Их применение на поверхности часто было бессмысленно. До недавних пор под лучами фелицийского солнца могли спокойно жить только увиры, нуждающиеся в малом. Ленмала в клетках надёжно защищала пернатый народ от излучения и его последствий.
Теперь горцы потихоньку передавали свои знания, заново открывали для людей прописные истины.
Отец Ника – нынешний глава клана Тсубаша – лично руководил проектами первых пяти куполов. Имея высшее влияние среди увиров, он сыскал величайшее уважение и искреннею симпатию королевской семьи, человеческой аристократии и простого народа. Отпрыскам он завещал сложный путь среди людей. Старшие братья и сестры Ника помогали проектировать и возводить новые купола, совершенствовать медицину, выращивать урожаи. Младшие собирались разделить ту же участь.
Только пятый по счёту ребёнок был отправлен «небесной дорогой». Путь, который завещала ему бабка, оказался сложнее, чем у других. В пятнадцать лет несмышлёного ребёнка отправили учиться вместе с бойкими быстро развивающимися человеческими детьми. Ник изо всех сил старался придерживаться наказов отца, но обещанный твёрдый путь к Всевышнему с каждым промахом казался всё зыбче и размытей…
Ара проснулась так же неожиданно, как и засыпала. Девочка встала на четвереньки и огляделась. Тсубаша сел и тоже прислушался. Увир осторожно посмотрел вниз, опасаясь, что его могут застать старшие техники в непотребном месте.
Никого из рядового или сержантского составов рядом с турбиной не оказалось. Внизу стояли два офицера.
Два капитана.

***
Рамон догнал её посреди ремотсека. Пренебрегая правилами безопасности, он прошёл сквозь ЛМ-сектор, окруженный стабил-полем, его едва не сбили кар и транспортёр.
Бастидорес никак не реагировала на его оклики. Она спокойно шла по родным секторам. Рядом семенила Икку. В последние время девушка стала гораздо общительней, по крайней мере с капитаном они разговаривали чаще.
Увир не игнорировала Дефена, за что была отослана с каким-то поручением с глаз долой начальницы.
Рамон поравнялся с Мадрой на пограничной зоне: они покинули сектора с мелкой и средней техникой. Далее шла зона крупных машин и запасных блоков.
Волар дособирали прямо в воздухе. Для повышения скорости и манёвренности базы в корпус доставляли турбины и двигатели. Работа с крупными объектами замедлилась, когда начались постоянные рейды. Теперь превалирующей задачей стало обслуживание авионов.
Они молча шли рядом, уходя глубже в пустынную часть ремотсека. Женщина не смотрела на Рамона, будто его и не было рядом. Сырые волосы завивались сильнее, чем обычно. Плечи комбинезона и кепка пропитались влагой. Дефен чувствовал запах мыла.
Зачем она принимала душ посреди смены?
Мадра остановилась возле огромной турбины и повернулась к Рамону. Вся её поза обещала кошмарную взбучку, если он посмеет сказать хоть что-то кроме извинений.
С них Дефен и начал:
- Прости меня, Ма. Я не должен был этого делать…
Атмосфера не поменялась: она всё также сверлила его глазами, сжимала кулаки и громко дышала. Но по крайней мере хуже не стало.
- Но ты должна меня понять…
Он словил крепкую пощёчину. Помня их прошлые разборки, Дефен оптимистично порадовался, что не кулак. Видимо куда-то часть своего негатива она всё-таки дела, иначе набросилась бы на него, забыв о всякой дисциплине. Сейчас Бастидорес могла думать, а значит и слушать. И даже если ему придётся поймать ещё с десяток оплеух, Мадра выслушает его.
- Я не настаиваю на признании отцовства, - пошёл он на попятный. – И я повёл себя ужасно, признаю.
Она отвернулась, не веря, что ему стыдно. Теперь начальница ремотсека могла уйти в любой момент. Дефену надоело разгадывать её поведение. Он устало помял переносицу. Молчание Бастидорес выматывало гораздо сильнее, чем он ожидал.
- Всевышний, - сдался Рамон. – Я ведь даже к Арселии не приближаюсь. Что за абсурд: живу с родной дочерью в двух шагах и даже не имею права пообщаться с ней.
- Может подошлёшь парочку шпионов в ремотсек, чтоб за ней последили? – её резкие слова отрезвили вспыхнувшего дисциплинарника.
Дефен молча замер, пытаясь собраться с мыслями. Слова разбегались, отказываясь сцепляться в предложения. Для Мадры он был хуже копающейся в мусоре раты.
- Про Пабло ты узнал тем же образом, что и про Арселию? – она победно сложила руки на груди и теперь не боялась смотреть на него как на последнее ничтожество.
- Нет, - честно признался Рамон. – Я действовал самостоятельно, не используя других.
- Значит раньше ты почестнее был, - она почти смеялась. – Сколько же людей вокруг держат меня под непрерывным наблюдением? Кому ещё ты разболтал о своих подозрениях? Может ты и парочку увиров ко мне специально подослал, чтобы уж точно ничего не упустить?..
Она резко повернулась к турбине и задрала голову. Мужчина собрался опровергнуть её домыслы, но белая тёплая ладонь, закрыла ему рот. Мадра обыскивала взглядом корпус огромного винта. Рамон отстранил её руку, но ни слова не проронил: ещё не хватало, чтоб их и правда кто-нибудь подслушал.
Взгляд потомственной подземницы остановился на определённой точке. Она ждала других звуков, но всё смолкло. Бастидорес не показалось, однако источник шума снизил свою активность до нуля и вроде даже не дышал.
- Что там? – шёпотом спросил Дефен. Он чутким слухом не отличался и, будь его воля, предпочёл бы вести разговор в маленьком изолированным помещении.
- Тссс… - она снова потянулась, чтобы заткнуть ему рот.
Рамон на сей раз не дался. Наоборот воспользовался ситуацией и перехватил её за запястье. Теперь Мадра могла уйти только вместе с ним.
- Что ты делаешь? – судя по тому, как она дёрнула рукой, мужчина уцепился слишком крепко.
- Уйдём отсюда, - Рамон потянул её прочь от турбины.
- Отвали от меня! – женщина наконец поняла, как сильно поменялась ситуация за одно мгновение. – Я должна работать! – Мадра выворачивала руку, рискуя вывихнуть сустав. Она даже подключила свободную, пытаясь поцарапать и разжать пальцы Дефена.
Бастидорес была подземницей, что подразумевало хорошо развитую мускулатуру. Мало того, она была техником, а те часто таскали тяжелые детали самостоятельно, не желая возиться с транспортом. Но Мадра к тому же была и женщиной, и, как ни крути, она уступала в силе даже среднему по физическим параметрам офицеру дисциплинарной службы.
Рамон силком тащил её метров пять, после капитан ремотсека сдалась и пошла за ним уже сама. Крепко зажатая рука покраснела и запульсировала.
Дефен не знал, куда им лучше пойти. Вести Бастидорес к выходу из ремотсека означало наплодить кучу слухов на пустом месте. Ему хватало чужих разглагольствований по поводу его отношений с собственным лейтенантом. Офицеры дошли до стены купола и остановились. Спрятанные от чужих глаз огромными недоустановленными блоками, Мадра и Рамон продолжили разговор.
Мужчина отпустил её. Бастидорес зашипев потрясла онемевшей рукой. Красные следы, оставленные его пальцами, обещали превратиться в синяки ещё до конца смены.
- Тсубаша здесь не при чём, - наконец ответил он. – Я никому не говорил, что мне интересна конкретно твоя почта. Я предложил безопасникам помощь с проверкой и получил доступ к спискам для поверхностного анализа источников.
- Как же ты получил доступ к содержимому?
- Тебе на пальцах объяснить, как пятилетние дети ломают родительскую почту?
- Ты серьёзно? – не поверила она.
- Подобрать твой пароль заныл на полчаса больше, - он развёл руками.
- Проклятье, - зло топнула женщина. - Какой же ты…
- И таким был с самого начала, - заранее парировал Дефен. – Всегда, Всевышний тебя забери, был таким. И ты прекрасно знала ещё в академии, что, когда мне что-то интересно, я найду тысячу способов докопаться до истины.
Бастидорес закрыла глаза и глубоко вздохнула, а когда снова посмотрела на него…
- Я ненавижу тебя, Ра…
Чувство облегчения накатило волной, омыв раздражённое сознание. Мадра назвала его коротким именем, что сулило более искренне общение.
- Прости меня, Ма.
- Не делай так больше. Никогда.
- Хорошо, этого больше не повторится, - без сомнений соврал Дефен.
- Мне нужно отойти немного. Да и… - она похлопала себя по карманам и выудила оттуда коммуникатор. Тот часто мигал на беззвучном режиме. – Работа не ждёт. Не ходи больше по ЛМ-сектору, - напомнила Мадра. – Это опасно.
- Так точно, - безропотно согласился Рамон, хотя знал, что возможно нарушит и второй наказ.
- Я уйду первой. Не заблудись.
Мужчина снова врал ей в лицо, женщина снова убегала от него, отговариваясь работой. Картина не менялась: последние девять месяцев и Рамон, и Мадра наступали на одни и те же грабли.
Капитан дисциплинарной службы устало вздохнул.
- Ма, - позвал он.
Бастидорес не обернулась и никак не отреагировала.
- Я люблю тебя, - еле слышно прошептал Рамон.
Подземница остановилась. В воздухе повисла неловкая пауза.
- Тебе на пальцах объяснить, что ты должен сейчас сделать? - передразнила она его.
- Нет, - счастливо улыбнулся Рамон.

***
От Мадры веяло родным теплом. Прижатая к прохладной стене, она согревала весь мир вокруг.
Рамон целовал её лоб, нос, щёки, подбородок и шею. Он так боялся прикоснуться к губам любимой женщины, будто сон, обещавший сначала стать кошмаром, но всё равно перетёкший в приятное видение, развеялся и обернулся бы странной фантазией, если бы мужчина сделал это.
Мадру казалось всё устраивало. И даже когда Рамон расстегнул косой замок комбинезона, чтобы добраться, до её ключицы и груди, она только вздохнула глубже и вцепилась пальцами в его плечи. Лицо женщины зарделось. Такие скромные ласки уже доводили её до высшей точки наслаждения.
Дефен осмелел и притянул её к себе за талию правой рукой. Левая отправилась бродить по сырой спине. Он знал, что от неё пахнет обычным армейским мылом, но был готов утонуть в запахе с головой.
- Что ты хочешь, Ма? Скажи мне… – прошептал Рамон.
Мужская ладонь спустилась ниже талии, прошлась по женской ягодице и бедру, чтобы устроиться между её ног и слегка сжать сокровенное место.
Бастидорес затрепетала, задрожала всем телом и сорвавшимся голосом очень тихо произнесла:
- Ра…
Дефен даже оторопел, а она лишь расслабленно вздохнула и обмякла в его руках. Женщина ткнулась мужчине в плечо, отчаянно пытаясь устоять на ногах.
Рамон подхватил её подмышки и помог сесть на пол. Она будто пребывала в каком-то трансе. Мадра отходила минут десять, но наконец тряхнула головой и огляделась. Вялыми пальцами попыталась сомкнуть края замка. Получалось плохо. Мужчина помог ей.
После Дефен погладил её по щеке и зарылся пальцами в почти сухие волосы. Мадра закрыла глаза и наконец заговорила.
- Что же ты со мной делаешь, Ра?
- Не ожидал, что ты будешь настолько чувствительной… - признался он.
- Я тоже не думала, что так отреагирую.
- Ты сможешь идти?
- Отдохну ещё немножко и, пожалуй, допинаю эту смену.
- Хорошо.
Он собрался убрать руку, но Мадра его остановила.
- Ты так и не поцеловал меня, - напомнила женщина. Дурман пережитого удовольствия медленно выветривался из её головы.
- Не особо было нужно, - с ехидством заметил Рамон.
- Сволочь.
- Какой есть, - он вернулся к её волосам, продолжая перебирать их пальцами.
Было забавно наблюдать, как на её лице искреннее наслаждение борется с праведным негодованием.
- Может встретимся после работы? – как бы невзначай предложил Дефен.
И всё сломал.
Капитан ремотсека мгновенно протрезвела. Она быстро нашла комм и дрожащими пальцами принялась перебирать пришедшие за последний час сообщения.
- Проклятье! Ну что они снова там учудили?! – воскликнула техник, вскочила на ноги… и привалилась к стене. – О Всевышний! И надо же было…
- Ма… - попытался вернуть утерянную власть дисциплинарник.
- Ра, мне надо бежать, - она вздохнула и оттолкнулась от стены, задавая себе первоначальное ускорение и оставляя растерянного Дефена позади. – Позже поговорим, - бросила она напоследок.
Рамон остался один с двойственными чувствами: с одной стороны – он был рад, что они помирились, с другой – окончательно удовлетворённым ушёл только Мадра.
Дефен с силой потёр лицо, приводя себя в чувство. Он в последний раз оглядел заветную стену, ставшую за полчаса второй свидетельницей его упущенной возможности.
Поклявшись про себя, что, если станет когда-нибудь начальником базы, всё здесь перестроит, капитан дисциплинарной службы отправился отдавать долг королевской семье и родине.
Разумеется, в тот день они с Бастидорес больше не встретились.

@темы: творчество, литература, Фелиция