12:35 

Фелиция. Глава пятая.

За любой кипишь окромя голодовки
Короч, а вчера вечером я была пьяная. И мне чёт так захотелось порасписывать душевных диалогов. Вот я и...


Глава 5.
Ночной разговор с Тсубашей на утро казался девушке каким-то странным сном.
Рядовой и капитан редко пересекались. Альфа устала оглядываться ему вслед и предпочла просто забыть о случившемся: совесть была очищена, больше девушку ничего не угнетало. Дело оставалось за малым – отслужить полгода и вернуться в родной состав.
Юсбайо гонял её по теории целую неделю, помимо техники безопасности заставлял учить схемы сцеплений и накопителей. В идеале девушка должна была разбирать и собирать весь ЛМ-блок авиона. В том числе и двигатель.
С другими техниками, специализирующимися в той же сфере, он познакомил её только когда убедился, что у Альфы хватит мозгов не лезть вперёд старших по званию. Лейтенанта удивлял позитивный настрой разжалованной, но он предпочитал не озвучивать свои мысли.
- Рядовой Альфа Бастидорес, - представилась девушка трём сержантам. – С сегодняшнего дня поступаю под ваше командование.
Всего на базе было пять ЛМ-техников. Одним из них являлся Тсубаша, за ним в порядке снижения ответственности следовал лейтенант Юсбайо Калма, далее главный мастер-сержант Адан Сабио, старший мастер-сержант Зэритто Либре и сержант-техник Энеко Авергондо.
Девушке было суждено замкнуть цепочку ответственных.
Юсбайо ушёл, оставив техников знакомиться с пополнением.
- Ты – та самая малышка, что зацеловала капитана до смерти? – попытался подколоть её Энеко.
До сих пор Альфа мало знала об инциденте в результате, которого оказалась разжалована и отправлена в ангар. Но с первого взгляда на младшего техника у неё сложилось впечатление, что тот соврёт – недорого возьмёт.
- Ага, а ещё я устраиваю цирковое шоу каждое воскресение, приходите посмотреть, если время будет, - она сложила руки на груди. Раньше Бастидорес общалась только с офицерами, которые были одного с ней звания или выше. С сержантами экс-лейтенант собиралась держаться посвободнее.
Зеритто и Адан скептически переглянулись. По солдатам было видно, что в назревающей перепалке они участвовать не собираются.
- Энеко, покажи ей, где мы работаем, - приказал главный.
- Так точно, - парень наигранно отдал часть и пошёл в огражденную часть ремотсека, поманив девушку за собой.
Сержанты проводили их с постными лицами.
- Интересно, «Бастидорес» это такая порода людей? – Зеритто оправила волосы, забранные в хвост, и обошла «выпотрошенный» авион, ожидающий очереди на эстакаду.
- Скорее, порода пилотов, - Адан задумчиво водил ладонью по гладкой обтекаемой поверхности.
- Эта парочка придурков давно здесь не появлялась…
- Не поминай лихо покуда тихо. Хотя чую, если где появился один Бастидорес, тут же нагрянут другие.
- И почему капитан не перекроет им доступ к помещениям ремотсека?
Вопрос звучал риторически, но Адан всё же высказал свою теорию.
- Мне кажется, они его забавляют…

***
Девятнадцатый состав первой эскадрильи Волар вернулся из очередного рейда. Пилоты собирали данные по размещению противника. Затяжная война с Азмарией давно стала повседневной реальностью. Из десяти пилотов на сей раз вернулись все. Азмарцы повредил авион первого лейтенанта состава, когда тот совершал отвлекающий манёвр. Офицер чудом дотянул до базы, разлив по дороге изрядную долю ЛМ-топлива. Командир эскадрильи вернулся через три часа после критического времени.
Тяжело прокатившись по взлётной площадке и оставив за собой глубокие борозды, заполняющиеся опасной для обычной органики сиреневой жижей, машина остановилась в притык с границей отведённой территории. Из ячейки пилота выбрался улыбающийся до ушей голубоглазый фелициец.
Его не встретили фанфарами и букетами цветов. Наоборот, начальство негодовало: прибытие офицера на базу сравнивали с катастрофой. Пришлось срочно формировать группы для сбора разлитого топлива и ремонта покрытия.
Пабло, а именно так звали оторву со внешностью отпетого романтика, сбежал с посадочной площадки при первой же возможности.

***
На сей раз Альфу ждала самостоятельная работа. Пока сержанты занимались другим оборудованием, рядовой отправилась готовить повреждённый авион к ремонту. Судя из отчёта об инциденте, топливо было полностью удалено из двигателя машины и сопряженных частей, но так как существовала опасность частичной кристаллизации, к оборудованию никого кроме ЛМ-техников не подпускали.
Бастидорес должна была изъять двигатель, проверить части на наличие кристаллов и разомкнуть цепи питания.
Девушка не в первый раз возилась с машиной: на приморской базе «птички» были постарше и ломались гораздо чаще. Ремонтников не хватало катастрофически, и пилоты частенько меняли запчасти самостоятельно.
С помощью гравиподушки она затянула авион на эстакаду и взялась за папель с сопровождением.
На первой же светящейся страничке сияла красная пометка, гласящая «Бастидорес». Рядовой улыбнулась и задрала голову. Над ней кривыми покорёженными лепестками раскрывалось нутро авиона.
Первым делом она занялась ячейкой пилота. Закрепившись на специальной подножке, девушка дезактивировала всю рулевую часть и продула канал подвода. Внутри оказалась сиреневая пыль, которая не причиняла Альфе никакого неудобства, однако являлась смертельно-опасной для других техников. Пришлось заняться частичной уборкой. Она протёрла все панели специальным составом и вытащила весь лишний хлам из ячейки.
Теперь можно было заниматься схемами. Авиатор забралась поглубже на поиски пережжённых плат.
- Что же стало с моей крохой?
Экс-лейтенант выбралась из машины и уставилась на внезапного собеседника. Он спокойно стоял под махиной «птички», не волнуясь о случайных каплях или кристаллах ЛМ-вещества.
- Кроха будет в порядке через неделю… - Альфа помедлила и прибавила, - сэр.
Мужчина улыбнулся. Его черты показались девушке знакомыми, хотя она была уверена, что лично с ним не знакома.
- Ты случаем не та Бастидорес, что отравила местного капитана и теперь батрачит дабы вымолить прощенья?
- Нет, та Бастидорес отошла. У меня на счету подрыв дисциплины и вероломное дебоширство. Подойду? – она оскалилась в улыбке.
- Вполне, - собеседник протянул руку и представился, - Пабло.
- Альфа, - девушка заверила знакомство рукопожатием.
- Так ты занимаешься ремонтом Гато?
- Я только подготавливаю. Милое прозвище, - заметила рядовой после короткой паузы.
Пабло положил руку на покорёженное крыло, закрыл глаза и медленно вздохнул.
Альфе мужчина не мешал, и она вновь полезла в кабину.
- Подожди, - снова окликнули её.
- Что-то случилось?
- Сказать по правде, это мой авион.
- Я догадалась.
Пабло нервно потёр шею.
- Оставил кое-что в кабине, можно забрать?
- Ууупс, карета ушла, милый принц, я уже выгребла весь хлам, что здесь имелся. Редчайший свинарник, хочу сказать.
- Ты серьёзно? – собеседник заметно побледнел.
- Насчёт свинарника - да, - Альфа продолжила копаться в блоке, который прикрывал спину пилота во время полёта.
- Я про вещи.
Ответом ему было молчание.
Пабло подошёл и потянул её за штанину.
- Эй, там важная для меня вещь. Она у меня одна, больше такой не найти.
Девушка вздохнула и соскочила с подножки. Альфа похлопала себя по карманам. Через мгновение она достала маленький треснувший папель. Пластинка белела в местах повреждений, корёжа изображение, но на картинке чётко вырисовывались силуэты трёх человек. Двое мальчишек и женщина между ними. Как назло, удар пришёлся аккурат по центру, стирая очертания матери и живого свёртка, что она держала в руках.
- Придётся купить новый носитель, - Альфа протянула папель пилоту.
- Спасибо, - он осторожно забрал свою драгоценность.
- Не стоит брать такие вещи в полёт.
- Увы, без талисмана я никакущий пилот, а так - командир эскадрильи.
Авиатор вернулась к работе. Пилот обошёл авион по кругу, исследуя наружные повреждения. Альфа вытаскивала последний повреждённый блок, когда внезапный оклик капитана чуть не спихнул её с подножки.
- Бастидорес, что ты здесь делаешь?
Позади неё Тсубаши не было. Увир стоял за корпусом. Девушке показалось странным, что он к ней так обращается. Она вылезла из ячейки, протирая руки тряпкой со специальным составом.
- Да вот вербую игроков в команду по балонцесто. Название само напрашивается. Ал, ты с нами? – Пабло улыбнулся подошедшей девушке.
Отношения с пилотом развивались слишком быстро: ещё полчаса назад, она обращалась к нему на «вы», а теперь Пабло называл её сокращённым именем.
Капитан заговорил с Альфой.
- Рядовой, вы закончили с подготовкой? – Тсубаша будто забыл про существование лейтенанта.
- Только с ячейкой, сэр.
- Я пришёл проверить изъятие ЛМ-двигателя.
- Как раз собиралась заняться, сэр, - она убрала тряпку в карман комбинезона.
- Эй, Ник, - попытался обратить на себя внимание почётная головная боль первой эскадрильи. – Не смей меня игнорировать!
- Я не желаю тебя знать, - холодно отрезал капитан.
- О Всевышний! Ну я же привёз Гато обратно! Я же сделал всё возможное, чтобы вернуть её в целости и сохранности.
Увир не слушал. Тсубаша прошёл под корпусом и поманил за собой девушку. Альфа прошла тем же путём. Раскрытые лепестки приняли их в приятный полумрак. Экс-лейтенанту пришлось пригнуться, в то время как капитан стоял в полный рост. Снаружи Пабло продолжал убиваться.
- Я берёг её как мог, Ник! Ты не имеешь права снимать меня с авиона, только потому что вложил в него чуть больше, чем в остальные!
- Вы знаете, что делать, рядовой? - капитан упрямо обращался к ней по званию.
- Так точно, - она честно старалась игнорировать происходящее вне зоны видимости.
- Выполняйте.
Бастидорес включила фонарик на наруче и медленно начала отмыкать каналы и провода. Двигатель заключался в цилиндрический вращающийся блок. Веса в нём было всего три килограмма, но для закрепления использовали дюжину автономных стабилизаторов. Отключать требовалось в определённом порядке с обязательными перерывами.
- Ник, я клянусь, что этого больше не повторится. Обещаю, не стану рисковать, только верни мне Гато.
- Хорошо справляетесь, - похвалил её капитан.
- Не слишком ли вы жестоки по отношению к пилоту, сэр? – не выдержала она.
- Если б у него была хоть капля совести, я бы отнёсся к нему добрее, но этот ублюдок сбежал, бросив технику посреди взлётной полосы, и объявился только сейчас.
Внезапное откровение со стороны начальника удивило рядового настолько, что она сбилась и нарушила темп. Пришлось в ускоренном режиме отключать оставшиеся стабилизаторы и буквально ловить выпавший блок двигателя.
- Зря похвалили, - констатировала Альфа.
- Ничего страшного, - Ник снова стал невозмутимым.
Бастидорес решила, что вспышка гнева минуту назад ей почудилась.
Пабло не собирался уходить. Пользуюсь звукоизоляцией, Альфа шёпотом предложила:
- Может ещё постоим?
Увир включил фонарь на своём наруче и принялся обследовать испещрённые проводящими схемами внутренности авиона. За десять минут они вдвоём изучили каждый квадратный сантиметр. Пилоту тоже надоело играть в импровизированные прятки. Он присел на корточки и заглянул внутрь:
- Ребят, если вы там чем неприличным занимаетесь, то так и скажите – я перестану надоедать и подожду в сторонке.

***
Ремонтом «птички» занялся сам капитан. Пабло предложил помочь. Вместе с Альфой они сходили за сварочным аппаратом. Ник переключил его в режим резки, надел налобник, выпустил прозрачный щиток на лицо и принялся спиливать покорёженные части обшивки.
Рядовой положила блок двигателя в контейнер и отнесла на склад в спецхранилище. Когда она вернулась, Тсубаша во всю разорялся.
- Полгода работы, - офицеры не заметили её, – полгода подгонки и на третьем рейде – всё. Бастидорес, ты вообще думаешь сколько трудов вложено в твой авион?
Гудела сварка. Тонкий луч плавил псевдосталь. «Птичка» прямо на глазах теряла крылья и добавочные выступы. Оставался голый корпус с искорёженными лепестками хвоста.
- Ник, я не мог поступить иначе. Удивляюсь, что вообще вернулся, а не застрял посреди пустыни.
Лейтенант сидел на поручне поддерживающей конструкции. Он следил за показаниями мощности на экране аппарата.
- Почему ты смылся вчера?
- Я же командир, Ник. Я должен был проверить свой состав. Не злись на меня.
- Я не злюсь.
Очередной кусок обшивки свалился к ногам увира. Капитан пнул его в сторону и продолжил работу.
- Так когда Гато починят?
- Нужна пара месяцев, чтобы восстановить.
- А малышка Ал сказала, что недели хватит, - скромно напомнил Пабло.
- Альфа понятия не имеет, что это за агрегат.
Удивило, что в разговоре с посторонними Тсубаша спокойно назвал её по имени. Да и атмосфера вокруг капитана заметно менялась. Рядом с Пабло увиру не надо было прилагать дополнительных усилий, чтобы разговаривать. Они общались как старые знакомые.
Двуличность капитана не то, чтобы удивляла. Альфе были безразличные многие вещи, в том числе и тонкости характера нынешнего начальника. Однако некоторые его слова возмущали. Она бы с радостью врезала Тсубаше за его поведение, но сомневалась, что начальник поймёт за что.
- Он какой-то особенный? – дала она о себе знать.
Мужчины повернулись на её голос. Пойманный по горячим следам увир вздохнул и объяснил:
- Корпус был сильно модернизирован для повышения скорости и манёвренности.
- Такое делают только для выдающихся пилотов, - дополнил Пабло. – Так что тебе, крошка Ал, такое пока не светит.
Экс-дейтенанта уже порядком достало столь личное обращение со стороны первого встречного. Она упёрла руки в бока и со всей имеющейся наглостью заявила:
- Меня зовут Альфа Бастидорес, и если у тебя не хватает мозгов, чтобы запомнить моё имя, то обращайся по звания. В данный момент я – рядовой техник-авиатор.
Ник хмыкнул, отвернулся, включил лазер и продолжил кромсать обшивку. Пилот усмехнулся и поднялся с насиженного места. Он был выше Альфы на полголовы.
- Чем же я тебе так сильно не угодил, Альфа?
- Своими соплями по поводу разбитой машины, - она подалась вперёд и топнула ногой.
- Гато сделали специально для меня. Мы с капитаном потратили массу личного времени, чтобы довести авион до совершенства, и, конечно, оба расстроены. Как-нибудь сами разберёмся, так что произошедшее тебя никак не касается.
Альфа упрямо мотнула головой и зло выпалила:
- Лучше потерять хороший авион, чем худого пилота.
Простая истина звучала совсем по-детски. Высказав своё мнение, девушка развернулась и ушла. Близилось время обеда, и её помощи капитан не требовал.
Пабло растерянно проводил её взглядом и молча вернулся обратно.
- Ник, корпус же насквозь прожжёшь, - наконец заметил пилот.

***
Бастидорес совсем не удивилась, когда вечером после смены наткнулась в коридоре на Тсубашу. Увир долго сверлил её взглядом. Казалось, капитан хотел что-то сказать, но в итоге только развернулся и ушёл в сторону ангара.
Альфа пожала плечами и пошла искать свободную койку в комнате отдыха. Таковых не оказалось.
В общежитие рядовой ещё не заселилась: лишние полчаса сна по утрам казались более выгодными по сравнению с закреплённой за ней кроватью. Пораскинув мозгами, где бы можно было прикорнуть хоть пару часов, Альфа решила проведать полюбившийся ей кабинет инструктажа.
Ник сидел на том же месте, что и в прошлый раз. Свет увир выключил. На столе рядом с ним слабо светилась стопка документов.
- Это судьба, - огласила она усыпляющую тишину комнаты.
В углу нашлось старое кресло. Альфа, не смущаясь, оттащила туда один из стульев. Девушка воссела на «трон» и стянула ботинки и возложила ноги на импровизированную подставку. Кепка с мягким козырьком, с первого дня поселившаяся в одном из карманов, перекочевала на голову и сослужила роль прекрасной маски для сна.
Сладкие объятья дрёмы охватывали уставший за день мозг. Она заметно просела в кресле.
- Рядовой, почему вы не пойдёте в общежитие? – Ник поменял папель на первый попавшийся из стопки.
- Капитан, почему вы не пойдёте в рабочий кабинет? – сонно парировала она.
- Здесь одно из мест, где мне легче всего сосредоточиться, - честно ответил увир.
- А мне здесь легче всего расслабиться, - в унисон ему ответила девушка.
Усталость осталась, а желание спать улетучилось. Альфа решила притворяться спящей, чтобы оное вернулось и как всегда подкралось незаметно.
- Насчёт Пабло… - начал увир.
Бастидорес сдалась и убрала ноги со стула. Она с усилием потёрла уши, приводя себя в чувство.
- Капитан, лейтенант был прав: меня не касаются ваши разборки. Я не должна была вмешиваться, - она быстро натянула ботинки и подошла к двери.
- Но я считаю, что вы правы, - остановил её увир.
Девушка повернулась и зло уставилась на Тсубашу. Кажется, до Бастидорес начало доходить, что именно подтолкнуло её затеять ссору с увиром на том злосчастном вечере.
- Права?
Альфа подошла ко столу и с шумом уселась перед Ником.
- Капитан, вы хоть раз были в боевом рейде? – ядовито поинтересовалась девушка. – Вы сидели в авионе, нависали над землёй так близко, что казалось ещё чуть-чуть и вас шваркнет по морде первый же камень? Или может вы забирались так высоко, что голова готова была лопнуть от перепада давлений? При этом вы выполняли какую-то конкретную боевую или тактическую задачу, от разрешения которой зависела бы не только ваша жизнь?
Тсубаша недолго думал над её вопросом.
- На авионе летал. В бою не был, - коротко ответил он.
- Так вот, - продолжила Альфа. – Этот парень – будь он гением, командиром или обычным придурком – он выжил, несмотря на ситуацию. Мало того вернул своих людей в целости и сохранности и сам притащился на базу. Пара фактов уже достойных восхищения.
Увир молчал, не сводя с неё зачарованных глаз.
- Меня всегда бесили техники, - призналась экс-лейтенант. – Ваш подход потрясает своим равнодушием. Ремонтники спокойно отсиживаются в загашнике в то время как пилоты рискуют своей жизнью, чтобы защитить народ. И у вас ещё язык поворачивается говорить про какие-то «полгода работы и труда»? – она с чувством хлопнула по столу.
- Поэтому я и сказал, что ты права, - напомнил капитан.
- Будь я хоть сто раз правой, ваше отношение к ситуации не изменится, - она сжала руку в кулак.
С обеда Альфу колотило от гнева. Больше всего злило внезапно появившееся желание вмешаться в чьи-то отношения. Она ощущала себя бомбой с чувствительным механизмом активации. Девушке совсем не хотелось разъяснять простые истины, которые любому подземному жителю были очевидны.
Увир накрыл её дрожащую руку своей. Жест оказался настолько внезапным, что с Альфы мигом слетела вся спесь.
Рядовой удивлённо отдёрнула руку, а спустя пару мгновений засмеялась своему странному поведению. Увир казался озадаченным.
- Очередной спектакль?
Она уже по памяти могла нарисовать его профиль, так часто Ник отворачивался от неё во время разговора. Мужчине что-то мешало смотреть на её улыбающееся лицо.
- Нет, сэр, - девушка оправилась и встала. – Я правда так считаю. Но больше удивляет, что вы готовы слушать мой бред.
Тсубаша перестал играть в гляделки с окном и погрузился в изучение папеля.
- Вы напоминаете мне кое-кого из прошлого, - как бы мимоходом признался он.
- Что многое объясняет… – Альфа развела руками и обворожительно улыбнулась. - Это была женщина?
- Да.
- Она была подземником?
- Определённые черты в её внешности присутствовали…
- Она тоже вас чуть не убила?
- Часто мне казалось, что ей сильно хочется, - чтобы случайно не сболтнуть лишнего капитан сменил тему. – У вас какие-то проблемы с заселением в общежитие?
- Никак нет, сэр, я просто ещё не занималась данным вопросом.
- Вы уже две недели здесь. У вас не получится вечно слоняться по кабинетам или в комнате отдыха. Комендант дежурит круглосуточно, так что вам лучше пойти сейчас туда.
- Так точно.
Альфа вышла, чтобы спустя полминуты вернуться. Она, подошла ко столу, развернула недавно занимаемый стул спинкой вперёд и уселась на него, заняв выжидательную позицию. Капитан никак не отреагировал. Тогда Бастидорес потянулась и забрала у него папель, вернула хозяину перевёрнутый.
- Так лучше, не правда ли?
Капитан кивнул и наконец перелистнул страницу. Альфу от смеха пробрало до слёз.
Увир оказался на редкость чувствительной натурой, но всячески пытался скрыть, что его задевают какие-то мелочи. Однако при внимательном изучении или посредством цепочки происшествий, как в случае Бастидорес, характер Ника легко раскрывался. Было ощущение, что он вечно чувствует себя не в своей тарелке, но пытается соответствовать возложенному на него статусу, храбрится или наоборот одёргивает себя.
Тсубаша бесшумно перебирал страницы, нижние прожектора ангара слабо освещали комнату. Альфа завернула кепку назад козырьком и уткнулась в сложенные на спинке стула руки.
Она наконец-то смогла заснуть.

URL
   

Я не тащусь по кактусам

главная