18:46 

Фелиция. Глава вторая.

За любой кипишь окромя голодовки
Кстати, если не заметили, то здесь наконец-то есть люди... ЛЮДИ!!!
Правда имена у всех странные и куча терминов, но что поделать? По крайне мере сейчас мне сильно помогает гуглтранслейт-_- перевожу определённые слова, а потом каверкаю до неузноваемости. С перевёртышами всё было гораздо сложней.
Надеюсь увиры вам понравятся не меньше милых зверюшек-перевёртышей, повырождавшихся за последнее тысячелетие.
И в начале новой истории я хочу найти вдохновение для старой, которая в моей голове уже закончилась, а на бумаге только половина.


Глава 2
***
Его заставили снять полётный сюти и выдали форму разжалованного рядового без нашивок и других знаков отличия. Одежда лежала возле входа. Пилот даже не потрудился одеться – так и лежал на полу карцера в одном белье.
- Печальное зрелище, - Мадра отвернулась от монитора, на который транслировала камера наблюдения. – Чем вы его накачали?
Женщина сидела в отсеке дисциплинарной службы. На нагруднике рабочего комбинезона поблескивало перо капитана. Кепку техника она по-хулигански завернула назад козырьком.
За столом справа от неё офицер изучал дело временно заключённого. Мужчина со скучающим видом листал папель с показаниями командира эскадрильи.
- Его накачивать чем-нибудь себе дороже, - ответил он.
- А психолог с ним работал?
- Ма, не заморачивайся. Он – увир. Они все странные.
Мадра развернула стул к собеседнику.
- Я б не заморачивалась, но ты ведь вечно занят, - она недовольно надулась. – Говорил же, что у тебя выходной! Выходной!
- Прости, но дело безотлагательное, к тому же я слышал, что в ангаре аврал не меньше, чем у нас.
- Погоди, - её будто осенило. – Мы случаем не его «птичку» нынче разбираем?
- Именно.
- Эх, такая хорошая машина, а теперь в утиль. Что произошло-то?
- Я не умею права посвящать тебя в детали.
- Рамон, ты начал уже.
Офицер отложил папель и устало потёр глаза. По внутреннему распорядку базы приближалось время ужина. И Рамон, и Мадра с рассвета были на ногах благодаря стараниям юного пилота.
- Каким-то хреном его потянуло в небо посреди ночи. Он самовольно вывел авион со стартовой площадки, и был таков. Чудо, что пропажу обнаружили почти сразу.
- Псих что ли? – риторически заметила женщина.
- Судя по всему, очередное обострение «зова предков». Терпеть не могу увиров, вечно с ними проблемы.
- Но-но-но! – Мадра негодующе поводила указательным пальцем. – Я знаю пару вполне симпатичных ребят, так что не надо на всех сразу предъяву катать.
- Почему-то среди обычных людей такого не встречается…
- В любом случае он должен пообщаться с психологом. Правда у нас на базе не медперсонал, а полное…
- Но-но-но! – ответил в её же манере Рамон. – Я знаю ребят приятных в общении и специалистов своего дела. Все просто ещё недостаточно хорошо притёрлись друг к другу. База поднята в воздух всего шесть месяцев назад.
Тема была актуальная. До сих пор военных объектов, сравнимых в подвижной воздушной базой Волар, королевский флот Фелиции не создавал. Руководство собиралось отказаться от практики организации гарнизонов на границе с Азмарией и Старой Империей. Пустыня потихоньку ела плоскогорье, делая жизнь солдат просто невыносимой.
Поэтому разработали новый план охраны, по которому каждый кусок территории передавался под юрисдикцию определённой летающей базы военных воздушных сил. Волар по проекту стартовала первой.
- Это тебе в медотсеке сказали? – она по-хозяйски откинулась на спинку кресла и устроила руки на подлокотниках.
- Серьёзно, Ма, не наезжай на медиков.
- Не наезжай на увиров, - парировала женщина.
Офицер поднял руки в примирительном жесте:
- Как только их невменяемость перестанет прибавлять мне проблем…
- Задействуй специалистов из медотсека, - она криво улыбнулась.
- Разберёмся и без ваших советов, капитан. Ты ужинать идёшь?
- Тебя жду.

***
Головная боль одолевала Мадру с самого утра. Таблетки не спасали: дело было не здоровье, а в нервах.
Полгода женщина налаживала работу ремонтных мастерских, поставку и утилизацию деталей. Изначально ангар Волары планировался для обслуживания боевых и разведывательных авионов, маяков и другой техники, задействованной в операциях. По факту – ремонтировать, если что-то ломалось на базе было больше негде, и весь поток проходил через её подчинённых.
Склад находился рядом, и, посредством непостижимой логики проектировщиков, было решено, что в ремотсеке будут сконцентрированы все рабочие силы.
Людей и техники было столько, что подчас становилось страшно: не даст ли крен их молодая воздушная база при таких перегрузках в определённой части.
Волар стала первым объектом подобного типа и поэтому помимо самых смелых инженерных мыслей заключала в себе все возможные недостатки. Разбираться приходилось на месте.
Персонал был подобран достойный: лучшие из лучших день и ночь трудились, чтобы ввести базу в боевой режим. Только вот "лучшие из лучших" на деле не всегда были хороши характерами и поведением, часто спорили и ссорились, перекладывая личные проблемы на работу. А тем временем политическая элита требовала скорейшего укрепления границы.
- О Всевышний, за что мне такое наказание? - женщина швырнула стопку папелей на стол. Скользкие пластины разлетелись веером. Парочка упала на кресло. Хозяйка кабинета устало поплелась к нагревателю. Одно было хорошо: близость складского персонала означала легкие пути поступления желаемой техники. В том числе - бытовой.
Мадра заварила себе бодрящий концентрат. С кружкой в руках она подошла к прозрачной стене. Перед ней открывался вид большей части необъятного помещения ремотсека. Женщина устало прижалась лбом к холодной поверхности полимера.
Капитану уже полгода снились сны о том, что она высыпается.
В кармане комбинезона запиликал коммуникатор. Новая порция поручений ждала начальницу ангара. Женщина вынула устройство и, не глядя, отправила соседствовать с документацией. Ком в ответ начал издавать настойчивые трели запроса немедленной связи.
Мадра устало вздохнула и сдалась. Коммуникатор и кружка поменялись местами. Женщина включила связь.
- Капитан Бастидорес на связи.
- Ма, зайди ко мне в кабинет. Срочно, - на экране мелькнуло лицо генерал-лейтенанта.
- Могу поинтересоваться, что случилось?
- Просто зайди, введём тебя в курс дела на месте.
- Так точно.
Начальник оборвал связь первым.
Откуда-то появилась невообразимо сильное желание собрать все папели и засесть за работу, взяться за баланс, хотя сводить его надо было только через две недели. Захотелось поставить себе внеочередное дежурство на эстакаде или на приёмнике. Родоначальником невообразимого вдохновения, нехваткой которого капитан страдала в обычные дни, было то самое место, безошибочно определяющее приближение ситуации, характеризуемой одним словом. Нецензурным словом.
Мадра вздохнула ещё раз и устало потёрла шею. Повторила, но теперь постаралась загнать в лёгкие как можно больше воздуха, закрыла лицо руками и медленно выдохнула. Как она и рассчитывала обогащённая кислородом кровь прилила к мозгу. Капитан почувствовала себя немного бодрее.
Подумав, она с силой хлопнула себя по щекам. Через минуту кабинет был уже пуст.

***
- Капитан, присядьте пока, - Северо Йефе жестом указал женщине на жёсткое кресло прямо перед его столом.
Техник с первой же секунды нахождения в кабинете поняла, что та самая ситуация, о которой в приличном обществе не скажешь, наступила.
У генерал-лейтенанта собрался весь цвет руководства.
Бригадные генералы боевого состава, разработки тактики и обеспечения - начальствующий над Мадрой - устало бродили по кабинету. Полковники занимали определённые позиции, майоры предпочитали вообще не дышать. Из капитанской прослойки были только сама Бастидорес и, что удивило больше всего, Рамон.
Офицер приветственно кивнул, но больше никак не выдал их близкого знакомства.
- Сэр, - обратилась она к начальнику базы. - Могу я знать, что происходит, сэр?
Из всех присутствующих Мадра была единственной женщиной. К тому же с большей частью старшего офицерского состава она тепло общалась в свободное от службы время.
- Это по поводу недавнего инцидента, результатом которого стал разбитый авион.
- Мне поступал приказ об утилизации. Я сама лично присутствовала при изъятии из корпуса ЛМ-двигателя, - отрапортовала она.
- Я в курсе, - кивнул начальник. – В плане техники всё безупречно, так что не волнуйся. Ни о каких недочётах с твоей стороны речь не пойдёт. Присядь.
Мадра сдержала облегчённый вздох и прошла к креслу. Как оказалось - из-за десятка спин она не смогла рассмотреть ранее - перед столом начальника сегодня было два сиденья. И второе уже заняли.
Светловолосый мужчина с ярко-выраженными птичьими чертами расслаблено сидел, облокотившись пернатой лапой на подлокотник. Его темно-синяя военная форма и элегантная поза уничтожали все возникающие вопросы в самом зародыше.
Офицер принадлежал королевской канцелярии.
Мужчина встал и мило улыбнулся. Он был невысоким, как в общем-то и другие представители его расы. Офицер протянул руку. Мадре стало стыдно за свои огрубевшие пальцы и почерневшие ногти, но она, не колеблясь, вложила свою ладонь в лапу увира.
- Капитан Мадра Бастидорес, заведующая ремонтным отсеком и поддержкой боевого оборудования.
В золотистых птичьих глазах промелькнула симпатия, посланник дворца оценил её реакцию по достоинству.
- Майор Хайбана, секретарь королевской канцелярии. Приятно с вами познакомиться, - он слегка сжал её ладонь, будто боясь, что она сломается.
- Взаимно, сэр.
Увир первым отпустил её руку.
- Что ж, - обратился Хайбана к Йефе, - если все заинтересованные лица в сборе, то предлагаю решить вопрос окончательно.
Майор снова сел в кресло. Женщина заняла своё место.
- Капитан Дефен, - обратился начальник к Рамону. – Огласите ещё раз в каком состоянии находится лейтенант Тсубаша.
- Из отчета медиков следует, что две недели психологической реабилитации не смогут вернуть его в боевой строй. Необходимо долгосрочное увольнение или реорганизация.
- Бедный мальчик, - грустно вздохнул Хайбана.
В его словах не было и намёка на наигранность или сарказм. С другой стороны, Мадру удивило обращение «мальчик» к парню, который выглядел ровесником секретаря.
- Мадра, - начал Северо, – ты в курсе произошедшего инцидента?
- Ночной самоволки? Конечно! Даже записи просматривала. Последние две недели голову ломаем, что с пропускной системой делать…
- Даже так… Что ж в таком случае проблем возникнуть не должно.
- Проблем?
- Проблем с политической обстановкой, - перенял эстафету Хайбана. – Дело в том, что народные массы, особенно подземных жителей, весьма агрессивно настроены против наращивания вооружения.
Мадра кивнула, не решаясь вставить слово. Секретарь будто забыл о всех служивых, что столпились вокруг, и обращался исключительно к ней.
- Запуск Волары был встречен не лучшим образом, но его поддержали большинством голосов в парламенте.
Он снова прервался, но, не дождавшись ответной реакции, продолжил.
- Лейтенант Тсубаша – потомок одного из самых древних и почитаемых родов. Его семья имеет весьма специфическое влияние среди других кланов. Сложившаяся ситуация и худшее её разрешение – я имею в виду трибунал – может спустить Волару с небес на землю. Не навсегда, но, скорее всего, на очень длительный срок.
До капитана наконец начала доходить суть происходящего. Она осмотрелась по сторонам, ища какие-нибудь опровержения своим догадкам. Цвет офицерского состава взирал на неё с надеждой – сообразительность снова сыграла против женщины.
- И, - протянула она, – что вы хотите?
Хайбана снова обворожительно улыбнулся.
- Арест или долгосрочное увольнение никоим образом не подходит. Однако вариант реорганизации кадра приняли к рассмотрению.
- Вы собираетесь отправить этого чудика ко мне в ангар? – оскалилась Мадра.
- Капитан! - попытался урезонить её начальник базы.
- Не стоит так грубо, - майор поднял лапу в примирительном жесте. – Лейтенант оказался несколько не подготовлен к тому, с чем ему пришлось столкнуться.
- Его же десять лет учили, - продолжала наглеть Бастидорес.
- Знаете, - переменил тему майор, - мне характеризовали вас, как самую непредвзятую личность на объекте.
- Прошу прощения, но вы ведь понимаете, что конкретно моё отношение к пополнению мало чем способно повлиять на отношение других служащих?
- Все это понимают. Но в данный момент ситуация требует скорейшего и как можно более деликатного решения.
- Деликатного… - Мадра задумчиво закусила губу. – Хорошо, - она стряхнула с рук воображаемую пыль а вместе с ним и память о рукопожатии увира. – Пусть прибывает в ангар хоть завтра,...
Хайбана удовлетворённо кивнул.
- …разжалованным до рекрута, - закончила капитан.

***
Ополовиненная стопка папелей громоздилась на столе в кабинете капитана. Сокращение объёма работы говорило о вмешательстве Икку. Мадра редко видела саму девушку – увир была очень стеснительной, но помощница обычно оставляла многочисленные следы своего пребывания.
Вот и сейчас лейтенант заботливо прибралась в кабинете. Заваренный концентрат стоял рядом с нагревателем. Там же лежали галеты и пакет питательной смеси с фруктовым вкусом.
Не успела за капитаном закрыться дверь, как в кабинет зашёл Рамон. Офицер был расстроен и пришёл извиняться.
- Мало мне было головной боли, - начала Мадра, - мало мне было работы…
- Я не думал, что Северо воспримет в серьёз моё предложение…
- Так ты ещё и предложил… - она устало упала поперёк кресла и откинулась на подлокотник. Голова опустилась ниже плеч: за последние шесть месяцев она разработал десятки способов возвращать себя в рабочий ритм.
- Ма, мне правда очень жаль, что всё свалили на тебя, - Рамон обошёл стол и встал за спинкой кресла.
- Ра, мне дела нет до твоей жалости.
- Прости.
- Покрути меня, а я подумаю достоин ли ты прощения.
Каприз был выполнен: капитан дисциплинарной службы отошёл на полшага и крутанул сиденье.
Мадра остановилась сама. Подняла голову и упёрлась локтями в ручку кресла.
- Принеси мне поесть.
- Женщина…
- Икку оставила еду у нагревателя.
И на сей раз офицер повиновался.
Мадра удовлетворённо кивнула, когда пачка галет и полная кружка оказались на столе.
- А теперь обними и поцелуй меня.
- Ма… - запаса прочности у Дефена не хватило.
- Я всё ещё думаю, - предупредила она.
- Что если кто-нибудь зайдёт?
- Рамон, у меня второй иждивенец в государственную военную академию пошёл, старший на третьем году обучения, а младшая дочь терроризирует весь сержантский состав Волары. По-твоему, кто-нибудь удивится, если узнает, что я охмуряю очередного капитана?
- Я же знаю, чем это всё закончится, - мужчина присел на краешек стола.
За прозрачной стеной, скрывающей тонировкой кабинет от лишних наблюдателей, кишела жизнь. Через месяц начальство планировало запустить разведывательные патрули. К тому времени, все огрехи инженеров должны были быть или улажены, или учтены, чтобы сократить риски операций.
- Мы наладим отношения, где-то с год проведём как медовый месяц, а потом кого-нибудь из нас переведут в другое место, и ты исчезнешь из моей жизни. Если получится так, что мы встретимся через пару лет, у тебя на руках будет четвёртый ребёнок, и ты будешь уверять, что тебе было грустно после разрыва со мной, и что нежданно-негаданно первый попавшийся проходимец, дабы избавить от печали, заделал тебе очередное чудо, усыновлять которое ты никому не позволишь…
Рамон произносил слова медленно и рассудительно. Капитан не раз думал и представлял их возможное будущее, особенно после того, как полгода назад судьба и цепочка приказов вновь свели их на летающей базе.
- Закончил? – от благодушного расположения Мадры не осталось и следа. Лицо застыло холодной маской.
- Да, - печально улыбнулся Рамон, пронзённый ледяным копьём свирепого взгляда.
- Тогда проваливай.
- Через два дня Тсубаша будет назначен под твоё начальство. Я позабочусь о том, чтобы его звание и статус не вызвали лишних вопросов.
- Да свали ты уже, ради Всевышнего, - женщина попыталась пнуть его, но в её положении это оказалось невозможно.
- Увидимся, Ма, - Рамон встал и покинул кабинет, оставив начальницу ангара наедине с грустными мыслями.

@темы: Фелиция, литература, творчество

URL
   

Я не тащусь по кактусам

главная