За любой кипишь окромя голодовки
Вот ещё одна часть, но про совершенно других героев и написана несколько в ином стиле.
Действия происходят в том же мире.
Примечание: на момент написания автор поленился открыть своё Дитё, поэтому совершенно забыл, что обозвал столицу Ялары Ярой, здесь она значится как Ацилотс (интересно почему именно такое название?О_о). Но именно такое название было изначально, т.е. до Дитяти. И вообще именно эти ребята были первыми, а уже потом появились всякие Точе, Яны, Ричарды и т.д..

Пустынный гарнизон.

Весь спор начался именно из-за таких, как Трей.
Мредмери, увиры, вирны, перевёртыши и другие, кого древний термин именовал не иначе как «производные человеческой расы», были главным камнем преткновения и впоследствии стали причиной разбиения некогда единого могучего государства на несколько частей.
Самая крупная до сих пор именуемая «Империей» отказывалась признавать равенство «производных» и изначальной человеческой расы. Западные провинции выбрали другой путь. Но, несмотря на отчаянные попытки исправить положение, внедряемые столетия порядки оказалось невозможно полностью искоренить за полтора века.
В Яларе с этим было тяжелее всех. Государство не могло похвастаться обширными территориями, и, чтобы сохранить самостоятельность и независимость, вынуждено было дружить со всеми: принимая послов Империи, оно, однако, признавало мредмери равным остальным народам. Вся конституция, когда-то написанная очень мудрыми и ловкими политиками, после первого ознакомления оставляла ощущение абсолютного равенства.
Но, как это часто бывает, на деле всё выглядело совсем иначе.
- Что здесь делает этот чешуйчатый? У него жабры здесь не пересохнут?
С последними чешуйками Трей распрощался ещё в полугодовалом возрасте. По крайней мере, так ему говорила мать. А жабры закрылись в пять лет. Доктор, у которого наблюдался мальчишка всё своё детство, пообещал, что они откроются разве что при резком выбросе адреналина. С тех пор много чего произошло в жизни мредмерийца, но он так и не услышал больше странного сопения у себя за спиной.
Но кому до этого дело? Кто-то шепнул, пустил слух, и вот на капрала Уотера все как-то косо смотрят.
У него не было никакого внешнего или внутреннего отличия от окружающих кроме той самой мелочи, что определяет всё живое на планете и сидит в каждой клеточке.
Основная ДНК у Трея была очень даже человеческая, и только та дополнительная цепочка, что была ответственна за перестройку всего организма в случае критической ситуации, отделяла его от остальных огромной пропастью. Хотя и находились те, кто этого даже не замечали.
- Хей, парень, не тормози! Я есть хочу! – Кира дружелюбно подтолкнул товарища. Трей сделал несколько шагов вдоль стола с салатами, но не стал брать тарелку. Желание есть улетучилось в неизвестные дали. При первой же возможности капрал покинул общую очередь за обедом.
Ничего не понимающий Кира проводил друга взглядом. Голод напомнил о себе офицеру громким урчанием в животе, а очередь – недовольным гулом. Схватив первую попавшуюся тарелку и пару булочек, капрал Холивотер последовал за Треем.
Уолкер как всегда забился в самый дальний угол столовой. Он задумчиво тёр переносицу и не прикасался к еде.
Кира хмыкнул и сел напротив. Подобные штучки Трей не раз выкидывал ещё в Государственной военной академии. Не стоило ожидать, что выпуск и распределение по гарнизонам заставит его сильно измениться. Разве что декорации стали другими.
Смысла не было сейчас что-то выпытывать из товарища: Уолкер мало того, что не скажет так и вообще разговаривать перестанет, а им ещё в патруль вечером. Холивотеру не хотелось всю ночь помирать со скуки, так что сейчас он мог и потерпеть.
Если это действительно важно, то Трей расскажет, а пока можно было без зазрения совести умять и его порцию.
Кира активно принялся за еду. Уолкер задумчиво смотрел на других офицеров занявших соседние столы. Он опёрся локтями на столешницу и устроил подбородок на сцепленные в замок пальцы.
Да, мредмери по общепринятому мнению считались равными другим, но отношение Яларской аристократии, среди которой сидел капрал, весьма отличалось. Представители «чистой крови» не враждовали с морским народом, но их устраивал лишь тот вариант, когда мредмери оставались на специально отведенной им территории – дальних островах северного архипелага. Здесь, в глубине континента на границе пустыни Онс Оушен присутствие мредмерийца мало кем приветствовалось.
Именно поэтому Трей не распространялся о своей расовой принадлежности и Киру попросил молчать. Знали или могли знать только те, кто имел доступ к его досье, а значит, проболтался кто-то из командования. Кто-то кому капрал Уолкер был крайне несимпатичен.
- Эй, устрица, тебе здесь не жарко? – донеслось откуда-то из самого центра столовой, перекрывая общий гул.
Кира на мгновение замер над почти опустошённой тарелкой. До него, наконец, дошло, что заставило Трея вновь закрыться своей напускной задумчивостью. Холивотер очень надеялся, что их совместный побег от учебной группы, в которой Уолкера пытали насмешками и всем сопутствующим долгие восемь лет, хорошо подействует на молчаливого товарища. Но чьё-то случайно брошенное слово стремительно разрушало его надежды.
Единственное, что они могли – это не дать слухам подтверждения.
Заминка со стороны Киры длилась не больше секунды. Он с удвоенным аппетитом дожевал то, что взял для себя, а после уставился на Трея голодными глазами.
- Ты не будешь? – он кивнул на чашку супа - единственное, что успел взять Уолкер.
Трей отрицательно покачал головой. Кира принялся за его порцию и очень быстро с ней расправился.
- Мне нужно разобраться с рапортом по поводу утери и ещё надо заскочить в штаб. Ты со мной?
Трей кивнул и забрал у Киры тарелку из-под супа. Многие так и не поняли, кому предназначался странный вызов, но Уолкер всегда действовал аккуратно, не выдавая себя даже такими мелочами, как посуда, которая, разумеется, должна была остаться после обеда.
Они вместе отнесли подносы к мойке и удалились по своим делам.
Обед закончился спокойно, но это не значило, что ужин пройдёт также. Слухи по гарнизону разлетались очень быстро.

- Какого ляда, он наш командир? – недовольный шепоток долетел до ушей Киры, но он не стал оборачиваться и одёргивать вверенных их общему командованию солдат.
Ужин, как и ожидалось, не обошёлся без приключений: на их столе кто-то оставил тарелку с рыбой.
Слухи облетели весь офицерский состав и добрались до обычных солдат. Там народ был попроще: в конце концов, только аристократы могли хвастаться абсолютной чистотой крови.
Кира закинул руки за голову. Ночь смотрела на них белым глазом луны. Трей шёл рядом. Идеально прямой, и с виду такой непрошибаемый. Кто знал, что творилось у него сейчас в голове? И самое обидное было то, что Уолкер любую попытку приободрить его воспринимал почти как оскорбление. Мредмериец вообще был очень сложным человеком.
- Сэр, - внезапно обратился один из рядовых к Холивотеру.
- Чего? – обернулся к нему Кира.
- Может, остановимся и передохнём немного, сэр?
- Неплохая идея, - поддержал капрал. – Только мы ещё не дошли до того места, где обычно отдыхаем.
Обречённый вздох был последним, чем напомнил о себе рядовой. Через десять минут они всё-таки достигли места назначения. Командиры не дали своему отряду долгого отдыха. Кира развернул голограмму над своим коммуникатором.
- Обследовать территорию согласно выданным маршрутам. В случае нарушений немедленно докладывать капралу Уолкеру или мне. В случае обнаружений инородных предметов или чего-то вызывающего подозрение – капралу Уолкеру.
Солдаты с недовольными шепотками расползлись по местности, оставив двух офицеров среди груды валунов.
Кира на всякий случай обошёл вокруг места сбора: никто не мог их подслушивать, но всё равно следовало проверить. Успокоившись, он вернулся к Трею. Тот сидел на земле, пристроившись под самым большим валуном, наполовину зарытым в каменистую землю. До пустыни было рукой подать.
Холивотер облокотился на соседний валун. В щели рядом с его правым плечом забилось немного земли, давшей пристанище одинокой травинке. Кира одним движением оборвал её жизнь и стал задумчиво жевать.
Онс Оушен напомнила о себе порывом холодного ветра. На небе не было ни тучки. Лунный свет заливал валуны, землю, покрытую скудной растительностью, и двух солдат.
- Ну что? Так и будешь молчать? – нарушил тишину Холивотер.
С самого обеда Трей не проронил ни слова. Кире было не привыкать: в академии бывало и так, что Уолкер молчал целыми неделями, иногда лишь давая ответы кураторам и старшим по званию. Правда, Кира считал, что эти времена уже давно позади. Наверно, внезапное открытие сослуживцев застало мредмерийца врасплох.
- Может, подать рапорт с просьбой о переводе? – подал тот, наконец, голос.
- И какая же причина?
- Невозможность сработаться с основным составом – такое точно примут. Слава богам, начальник здесь нормальный.
- Это, смотря, что понимать под «нормальностью», - улыбнулся Кира.
- То есть?
- Ну, он же взял тебя в гарнизон, кто бы ещё интересно согласился?
Трей устало вздохнул. Он положил автомат на скрещенные ноги и вытащил из него батарею-накопитель. Действия были не по уставу: осмотр и ремонт оружия в условиях мирной обстановки проводился в строго отведённое время. Кира не стал напоминать об этом товарищу. Он задрал голову и уставился на звёзды. Здесь на краю пустыни небо поражало его своей чистотой. В Ацилотсе такое было редкостью.
- Зачем тогда вообще надо было уезжать?
- В смысле? Ты же сам говорил, что на границе хотя бы есть, что делать.
- Я говорил уже после того, как мы подали рапорты на распределение. И вообще я не об этом.
- А о чём? – Трей со звонким щелчком вернул батарею на место. Он поднял автомат и, не снимая с предохранителя, начал прицеливаться куда-то вдаль.
- Зачем тебе надо было уезжать из дому? Поступать в академию? Сидел бы в родном городке рядом с морем, как все твои предки, и никто бы тебя не трогал
Уолкер замер на мгновение, а после опустил автомат. Кира продолжил.
- Ты сейчас хочешь встать на неправильный путь, Трей. Убежишь сейчас, скроешься потом, и так всю жизнь. Ты ведь не ради этого всё затеял? Я прав?
Капрал молчал. Когда-то он с таким остервенением боролся за свои права, что не гнушался никаких методов. Нос ему ломали раз десять, уши – пять, ребра - три. Сколько у Трея своих зубов знал разве, что стоматолог, который наращивал ему выбитые. Мредмериец не вылетал из академии исключительно из-за упрямства «нормального» директора, который каждый раз вступался за мальчишку, и отличной учёбы.
Более осторожным капрал стал лишь лет пять назад, когда у него появилась девушка, впоследствии ставшая хорошим другом. Встречались они всего ничего, но Агата очень сильно повлияла на жизнь Уолкера. Дочка самого известного в истории Ялары предателя обладала весьма крутым характером, и цели её и Трея были очень похожи. Главную из них можно было выразить одним предложением.
- Я хочу доказать, что они ошибаются.
Кира удовлетворённо кивнул.
- Там, у океана, ты никому ничего не докажешь, а даже если и приведётся случай, то они даже внимания не обратят. А на границе каждый месяц что-нибудь да случается. Помнишь ту дохлую тварь, что ребята на прошлой неделе притащили?.. Это ж твоя прямая специальность…
- Кира, - перебил его Трей.
- Чего?
- Ты - очень хороший друг.
- Да я знаю, - продолжил он будничным тоном. - Но всё равно надо придумать, что с этим со всем делать. Главное держаться достойно, но и волю им давать нельзя. Есть идеи?
Уолкер отрицательно покачал головой. Кира сполз по валуну вниз и присел на землю. Он ещё раз задрал голову. Глаза как всегда искали знакомые звёзды, но все они остались в облачном небе Ацилотса. Или почти все? Холивотер прищурился, отыскав знакомый сиреневый светлячок.
- О, Сарию видно, - его лицо озарилось улыбкой.
- Опять играешь в предсказателя? – Трей никогда не верил тому, что нагадывал Кира. Слова друга в такие моменты не представляли собой ничего конкретного.
- Да ну тебя, - Холивотер выплюнул изжёванную травинку. Он взял в обе руки висевший на шее бинокль и посмотрел в него. Ругнулся, перенастроил с «ночного видения» на дневной режим и вновь приложил к глазам, - Точно Сария. Что-то скоро случится. К гостям, к друзьям или ещё к чему. Может, кто из наших приедет?
- Ага, - голос Трея стал немного ехидным, но это только радовало. – И ради Ская, Зага или Агаты весь небосвод будет сиять звёздами, расставленными в шахматном порядке.
- Ну, может, если все втроём?
Такое было маловероятно, потому что общие друзья, с которыми молодые офицеры провели ни один год в обучении, были распределены по разным подразделениям. Скай проходил дополнительную подготовку для пилотов, а Заг и Агата не смогли попасть на границу, и вынуждены были киснуть в столице.
- Не загадывай, - Трей поднялся и отряхнул штанины полевой формы. – Давай-ка лучше пошлём запрос по всем нашим ребятам, а то что-то ночь больно тихая.

Тем, кто патрулировал местность ночью, разрешалось спать до обеда. Солдаты с радостью заваливались в казармах, а в это время офицеры заполняли рапорты. Кире спать совсем не хотелось. Он дождался завтрака и пошёл в столовую, надеясь, что слухи, которым уже сутки не давали почвы, немного притихнут.
Про Трея будто действительно забыли. Вся столовая шумела, но это был вовсе не угрожающий шёпот. Офицеры смеялись и весело рассуждали о чём-то. Прознав в чём дело, Кира присвистнул.
В гарнизон собиралась наведаться сама принцесса Кристиана Яларская.
Да, это воистину было событием, ради которого не только Сария появится, но и все звезды выстроятся в шахматном порядке.
Поев, Холивотер сразу же отправился в офицерское общежитие.
Принцесса была известна своей таинственностью. Загадочная девушка до недавнего времени вела почти затворнический образ жизни, перебираясь из храма в храм и не претендуя на трон, но где-то с год назад всё резко изменилось. Кристиан всё чаще появлялась на публике, активно участвовала в общественной жизни. Образ скромной монахини рассыпался на глазах, выпуская красивую молодую девушку, вмиг захватившую сердца тысяч солдат.
Такое событие не могло не порадовать даже угрюмого Уолкера. Шанс увидеть или даже пообщаться с известной особой выпадал не каждый день.
Заспанный Трей тёр глаза, зевал и всё никак не мог взять в толк.
- Чему тут радоваться? – голос со сна у него был немного охрипший.
- То есть как это чему? – удивился Кира. – Ты что каждый день с принцессами здороваешься?
- Зачем она приезжает, кто-нибудь говорил?
Причину, по которой девушка решила исследовать пограничные гарнизоны, не знал никто.
- Поговаривают, - продолжил Уолкер, - что она ярая противница Империи. Вроде даже правителей Азмарии и Сильвии поддерживает.
- Откуда ты всё это знаешь?
- Ну, за последний год она прославилась как защитница мредмери и перевёртышей, даже к увирам летала, - он встретился глазами с удивленным Холивотером и зевнул. – Расслабься, Кира, моя мать от неё без ума просто и пишет в каждом письме.
- Ааа, - облегчённо вздохнул капрал.
- Но вообще тебе бы не помешало побольше интересоваться тем, что творится у нас в стране.
- Да ну тебя. Лучше подумай, кто вместе с ней может приехать.
Сонливость вмиг отпустила Трея, он вскочил и начал поспешно одеваться.
- Ты писал Агате?
- Ещё нет, - улыбнулся друг. – Думал, у тебя это лучше получится.
Коммуникаторы капралов были настроены лишь на внутреннюю сеть гарнизона. Для того чтобы отправить сообщение по военной почте, необходим был специальный терминал, находящийся в штабе. Туда-то они и отправились, пользуясь свободным временем, отведённым на сон.
Однако дорогое письмо ждало их с самого утра.
«Мы скоро подтянемся», - гласило оно.

Друзей они увидели тем же вечером.
Кира валился с ног от усталости и недосыпа, когда без пятнадцати семь их вызвали на построение перед зданием штаба.
Небольшой воздушный бот прилетел с севера. Он опустился перед офицерами и солдатами гарнизона и выпустил амортизирующие подпорки уже у самой земли. Боковой люк открылся и сразу превратился в трап. На входе для начала появился офицер, скорее всего сержант по званию, за ним другой, потом одна из фрейлин в скромном походном платье. У самого трапа их встречал начальник гарнизона с секретарём и его заместители по хозяйственной, информационной и боевой частям. Сержанты отдали честь и встали по разные стороны от трапа.
Тогда на входе и появилась она.
В этот момент даже сонный Холивотер весь подобрался.
Рыжая девушка с пронзительно синими глазами улыбнулась и помахала рукой. Солдаты и офицеры стояли по стойке смирно, но это не мешало некоторым улыбнуться в ответ. Принцесса спустилась вниз и поздоровалась с начальником. Следом за ней вышла ещё одна фрейлина – абсолютная копия предыдущей - и несколько гражданских. Все они раскланивались с управляющими гарнизоном, когда бот оставили последние его пассажиры: девушка и парень – оба капральского звания.
Трей и Кира понимающе переглянулись. Оба их товарища отдали честь командованию, после Агата обратилась с просьбой отрядить человека, чтобы поставить бот в ангар. С быстротой молнии приказ дошёл до младшего офицерского состава, где на это дело мгновенно выделили одного из капралов.
Уолкер быстро подошёл к трапу, кивнул Агате и Загу и забрался в бот. Трап за ним поднялся, люк закрылся, и судно оторвалось от земли, следуя на небольшой высоте в сторону ангаров. Трей сразу же направился в пилотский отсек.
- Ну привет, парень, - Скай, не отрывая взгляд от тач-монитора, протянул руку Уолкеру.
- Что ж это за звезда такая? – риторически вопросил Трей и пожал ладонь пилота.
- Ты о чём?
- Долго объяснять. Рад тебя видеть.

После утреннего построения Трей и Кира отвели своих подопечных к солдатской столовой. Холивотер сразу потянулся в офицерскую. Трей же отправился к почтовому терминалу: в воскресение утром он всегда посылал письмо матери, а вечером получал весточку из дома. Только после этого он отправился на завтрак.
К столу, который они обычно занимали с Кирой, теперь было не подступиться.
Ни Холивотера, ни остальных видно не было.
- Ваше Высочество, вы насколько у нас? - спрашивали где-то в центре.
- Боюсь, - донёсся оттуда же мелодичный женский голос, – что я здесь ненадолго. Хотя, думаю, в таком окружении время пролетит ещё незаметней. Как у вас здесь проходит служба?
- Онс Оушен не даёт скучать Пустынной роте, - ответили ей в подозрительно знакомой манере.
Трей решил, как всегда, не вмешиваться в происходящее: в отличие от Киры он предпочитал быть где-то на периферии чужого внимания. Капрал взял поднос, набрал завтрак, быстро съел и удалился. Общих дружеских посиделок за столом, как когда-то в академии, не намечалось, а распределить обязанности между солдатами требовалось срочно.

- Ну что, ты с ней уже разговаривал? - Скай стоял перед диагностической панелью. Пальцы пилота, натренированные за прошедший год, уверено скользили по схематичному изображению корабля. Он посылал тестовые сигналы ко всем деталям, проверяя блоки на неисправность.
Трей пришёл в ангар, как только у него появилось свободное время, то есть после обеда, зная, что обязательно найдёт друга здесь.
Скай Вингер с самого детства тянулся к технике и, особенно, к летательным аппаратам, но в соответствующее училище попасть не смог. Фортуна улыбнулась ему перед самым выпуском. До огромных воздушных комплексов ему было ещё далеко, но в отношении средних и мелких суден у пилота руки были развязаны.
- Я не встречался с Агатой, - Уолкер остановился рядом. Оценивающий взгляд скользнул по гладкому чёрному борту бота.
- У Златовласки сейчас много дел, так что не рассчитывай поймать её в ближайшие сутки. А вообще, я не про неё, - пилот открыл форму заполнения рапорта о диагностике. – Я имел ввиду Кристи, - ответил он на недоумённый взгляд капрала.
- Кристи? – до Трея не сразу дошло, что речь идёт о самой принцессе.
- Да. Не знаю, что ей понарассказывал Заг, но она очень хотела всретиться, - Скай тарабанил по подсвеченным символам, не боясь сбиться. - Нравятся ей такие истории, как твоя.
Трей нахмурился. На языке вертелось пара вопросов, но произнес он совсем не то, что хотел.
- Кристи? Откуда такие теплые отношения?
Скай оторвался от заветной панели, но лишь на мгновение.
- Она гостила в нашем поместье ещё ребёнком. Мы очень давно знаем друг друга, правда, во время учёбы мало общались. Именно она помогла мне тогда перед выпуском.
- Это многое объясняет, - будто что-то вспомнив мредмериец добавил. – Как семья?
Лицо Ская вмиг посуровело. Он закрыл все формы и отключил диагностическое оборудование.
- Никак.
Разговор грозил этим и закончиться. Трей мог бы ещё пораспрашивать друга о долгой учёбе, если бы не сделал это ещё вчера вечером. Год прошёл с тех пор как он видел Вингера в последний раз, и общих тем будто не осталось.
- Знаешь, - внезапно продолжил пилот. – Ты не избегай её, ладно? Я про Крис, - снова ответил Скай на немой вопрос в карих глазах товарища. – Она очень старается, и если какой-нибудь чурбан вроде тебя заставит её расстроиться, мне придётся мстить за это, - при этом он залепил Уолкеру дружеский щелбан и криво улыбнулся.
Трей пожал плечами.
- Я никого не избегаю.

Ужин прошёл также как и завтрак.
Будь Трей постарше званием, он обязательно сделал бы замечание, как часто делал это среди солдат. Но офицеры обычно смотрели с пренебрежением на тех, у кого нашивок меньше. И ещё Уолкеру очень не хотелось, чтобы наконец-то объявился тот, кто распространял слух о его принадлежности к морской расе.
Вот только раздражало командира третьего патрульного отряда то, что его непосредственный помощник отлынивал от работы целый день. Но с этим можно было справиться очень просто.
За десять минут до окончания ужина Трей достал коммуникатор и послал запрос на прибытие младшего капрала Холивотера к зданию солдатской столовой.
Как по команде толпа начала расступаться, выпуская весёлого Киру. Но вместе с ним столовую покидали ещё четверо человек. Уолкера не заметили. Мредмериец проследил за тем, как пятёрка покидает помещение, и вышел за ними. Трей направился не в сторону казарм, а к офицерскому общежитию, на ходу отпечатывая приказ проследить за тем, чтобы после ужина солдаты приступили к нарядам.
Где-то на середине пути Трей передумал и хотел вернуться, но смысла уже не было: Холивотер прислал сообщение, что к выполнению приказа приступил и приносит извинения за отсутствие в течение всего дня.
Тогда он направился в штаб, где его должно было ждать письмо. И в этом Уолкер просчитался – северный архипелаг находился в другом часовом поясе, а мать всегда присылала сообщение после того, как подавала ужин у себя в гостинице. Так что ждать надо было ещё добрых полтора часа.
Зато капрал получил новый приказ: их отряд собирались отправить в пустыню для сопровождения Её Высочества принцессы Яларской. Следовало дойти до казармы и передать слова начальства солдатам.

Он встретил Агату ещё у входа в штаб. Девушка двигалась в ту же сторону, что и он и, как оказалось, по схожей причине.
- Заг все уши ей про тебя прожужжал, - после теплого дружеского приветствия заявила она. – Какой Трей замечательный, какой благородный, как он тобой восхищается. Мне просто страшно становиться, когда у них разговоры за мредмери заходят.
Винить капрала Фризмалестила за болтливость было бы лишним. Заг иногда сам приходил в ужас от того, что может вещать, не останавливаясь и так воодушевленно, что со стороны выглядит как фанатик, но эта его черта кое-кому казалась даже очень милой.
До пятнадцати лет Заг не снимал перчатки и никогда не появлялся на людях без высокого воротника. Он сильно заикался. И на его жизнь златовласая красотка в своё время оказала сильное влияние. Вообще Агата была центральной фигурой в их компании, хотя не вполне осознавала это.
Трей не знал, каким образом девушке удалось подружиться с его запуганным соседом по комнате, но именно она, а не Уолкер, как бы Заг его не восхвалял, была первой, кто заступился за парнишку. Это потом мредмериец полез в драку с теми, кто посмел оскорбить его девушку, но такие мелочи для Фризмалестила ничего не значили.
- А когда узнала, в каком ты отряде, сразу же потребовала корректировки. Весь день из-за этой глупости пробегала. Кстати, почему тебя не было на ужине?
- Я был. Наверно ушёл раньше вас.
- Жаль. Мы рассчитывали на твою компанию. Было бы круто вновь усесться за один стол как в академии. Конечно, вы со Скаем никогда не отличались общительностью, но всё равно было бы приятно посмотреть на ваши постные мины, - Агата прыснула смехом, а глянув на озадаченного этой тирадой капрала, рассмеялась в голос. – Боги, у тебя и сейчас такое же лицо. Хоть что-то в мире не меняется.
- По-моему ты перенимаешь у Зага не самую лучшую его черту, - заметил Трей.
- Наверное, ты прав, извини, - девушка успокоилась. – Но мог бы нас и подождать или хоть сообщение Кире послать как с приказом.
- Откуда же я знал, что он с вами?
Агата замедлила шаг. Уолкер обернулся к ней и остановился. До казарм оставалось всего ничего. Четвёртый и пятый отряд как раз строились перед ночным патрулированием. Раздавались крики сержантов, командовавших людьми. Со стороны ангара доносился тихий машинный гул – наверное, проверяли технику.
- А с кем он ещё мог быть целый день? – она слишком внимательно всматривалась в лицо друга. – Трей, зачем ты так? Что с тобой?
- О чём ты? – он засунул руки в карманы куртки. – Я в полном порядке, - капрал кивнул в сторону казарм. – Ты идёшь?
Спустя мгновение Агата последовала за ним. Разговор больше не клеился, благо идти оставалось мало.

Наверное, год действительно слишком большой срок.
Трей пятый раз за утро перечитывал письмо, пришедшее на военную почту вечером перед отбоем. Его написала не мать, а её близкая подруга – миссис Джурм. Она рассказывала, что миссис Уолкер нездорова в последнее время.
«Океан снова зовёт её», - слова, которые он никак не мог выкинуть из головы.
Проклятье и награда всех мредмери – зов – настиг миссис Уолкер ещё совсем молодой, когда корабль с Майком не вернулся из моря. У Трея, насколько он помнил, были очень хорошие отношения с отчимом. Мальчик даже называл его отцом и гордо носил полученную фамилию.
Миссис Джурм очень просила Трея при первой же возможности взять отпуск и приехать домой. Она была уверена, что это точно удержит мать капрала от последнего решительного шага.
Ещё и этот внезапный сбор старых друзей, приезд принцессы. Уолкер искренне боялся, что Кристиан своими разговорами добьётся лишь того, что на нём до конца службы будет гореть клеймо «убогого мредмерийца, пригретого вниманием доброй принцессы». Но, сказать по правде, ещё больше его пугала возможность, что он нисколько не оправдает ожидания ни её, ни друзей.
Скай сразу предсказал такой вариант: именно поэтому он затеял тот разговор в ангаре и сделал только хуже.
Трей корил себя за дурацкие воскресные выходки и волновался за мать, а в это время служба не ждала, и надо было выполнять приказы.
На их отряд выделили четыре машины и ещё две для принцессы с её маленькой свитой. Бот для такого пути был непригоден, потому что требовал ровную посадочную площадку, да и пункт назначения был очень специфичным. Целью поездки были старые руины Храма, где принцесса собиралась поклониться богам. Как и все остальные постройки Древних, храм обладал Полем, отвергающим часть современных технологий. Бот как раз к таким и относился.
Отряд поделили на четыре группы. Дорога была неблизкой, и заночевать собирались там.
Перед самым отъездом Трея представили принцессе, но он чудом избежал «долгожданной» беседы.
Заг, Скай и Агата сидели в одной машине с Кристиан, Кира с расстроенным видом занял машину, завершающую процессию, Трей был в голове. Так и ехали целый день, иногда переговариваясь по коммуникаторам и следя за дорогой.

По ночам пустыня отпускала весь накопленный за день жар. Температура стремительно падала до пятнадцати, а то и до десяти градусов.
Солдаты расставляли палатки и разводили костёр на субтопливе. Трей раздавал приказы, а когда маленький лагерь был полностью обустроен, взял пять солдат и пошёл осматривать руины на наличие какой-либо враждебно настроенной живности.
Поле приняло их, недружелюбно погасив «вечные фонарики» на автоматах. Солдаты на этот случай взяли с собой обычные электрические, но и они не понадобились. Побродив среди руин и заглянув в огромную каменную чашу являющуюся частью разрушенной сферы Поклонения, Трей с подчинёнными вернулся ещё до того как стемнело.
В лагере приготовили ужин.
Кира, Заг, Агата и Скай сидели рядом с костром и о чём-то весело разговаривали. Принцесса со своими фрейлинами и другими гражданскими расположились чуть поодаль. Её окружали восторженные взгляды и высокохудожественные комплименты десятка солдат.
Мредмериец дал приказ «вольно» и пошёл за ужином, но дойти ему было не суждено.
- Капрал Уолкер, - синеглазка приветственно махнула ему рукой. – Если вы не очень заняты, может, составите нам компанию?
Это можно было назвать очень широким жестом, но мредмериец не оценил. Уходить просто так было глупо, а подходящего предлога, чтобы удалиться, он не нашёл. Пришлось идти в самый центр сборища, облагороженного сестрой монарха.
- Присаживайтесь с нами, - предложила она. Трей повиновался. - Вы были в храме? – глаза девушки горели живым интересом.
- Да.
Уолкер посмотрел на солдат, которые совсем недавно возмущались тем, что их командир - какая-то «производная». Капрал представил, как сейчас принцесса в открытую спросит его что-нибудь вроде «Вы ведь мредмери, да?» и на душе стало тошно.
- И как там? Мистер Мальби говорил, что большая часть сохранилась, а это в условиях пустыни просто поразительно.
Знакомое имя заставило офицера оживиться.
- Вы знакомы с Ромеро?
- Конечно, - кивнула она. - Он рассказывал, что именно ваш отряд сопровождал его до руин, когда он ездил сюда с исследовательской экспедицией.
Известный археолог действительно наведывался в пустыню ещё в самом начале службы Уолкера и Холивотера. Но обоим и их друзьям Мальби в своё время преподавал и курс истории в академии.
- Да, - со знанием дела подтвердил Трей. – Руинам, конечно, не сравниться со школой вирн на юге Азмарии: часть зданий разрушено и основная сфера наполовину, но на закате и на рассвете смотрятся просто потрясающе. Большая часть фресок уцелела. Поле тоже ещё сильное - волосы дыбом встают… - он осёкся.
Эх, если б можно было схватить слова, да затолкать обратно в рот. Какое Поле? Обычные люди ведь его не чувствуют.
Только приборы на основе ленмалы и «производные человеческой расы», чья вспомогательная хромосома основана на тех же веществах.
Трей мысленно подписал себе смертный приговор и, как ни в чём не бывало, продолжил.
- Ну это так, образно.
К удивлению Уолкера принцесса не стала понимающе улыбаться. Она вообще не обратила внимания на его слова про силовое Поле, а вместе с ней мимо ушей пропустили и сидящие рядом солдаты.
- Я давно хотела побывать в Пустынном храме, - она посмотрела в сторону руин. – И очень рада, что смогу встретить там рассвет.
- Вы не будете разочарованы – место очень красивое. Думаю, если бы его не залило во время Потепления, он до сих пор бы стоял целым и невредимым.

В тот же вечер его наконец-то утянули к себе бывшие однокашники.
Всё было именно так, как и предсказывала Златовласка. Кира, Заг и Агата болтали без умолку, вспоминая всякие казусы из академической жизни, в то время как пилот и командир отряда сидели рядом и обменивались понимающими взглядами, лишь иногда вмешиваясь в разговор.
Через пару часов после того как стемнело, принцесса удалилась в свою палатку. Кира приказал выставить караул, и офицеры продолжили разговор.
К поздней ночи начали всплывать имена бывших однокурсников. Заг и Агата были осведомлены практически обо всех, потому что большинство так и осталось в столице.
- Тревери и Солм уже сержанты дворцовой охраны, - Фризмалестил сделал большой глоток чая. На тыльной стороне ладони бурел шрам в форме креста. – Рамери бегает секретарём в штабе городской обороны. Там ещё Кальмостел и Свитч ошиваются, но о них мало что слышно. Паймери…
Кира, Скай и Трей будто по указке посмотрели на Агату - та даже ухом не повела.
- … вышла замуж и теперь в декретном отпуске. Говорят, хочет вообще в отставку подавать.
- Блин, - озвучил общее удивление Кира. – И надо же ей было восемь лет портить нам кровь в академии, если всё шло к такому финалу.
- Ну, - в голосе Златовласки зазвучали металлические нотки. – Кто-то восемь лет учиться, а кто-то ищет, куда пристроить свою круглозадую тушку, - она невольно пригладила свои короткие волосы.
Когда-то у Агаты была длинная золотистая коса. Что уж говорить, девушка была редкой красоткой, а когда распускала волосы, и вовсе становилась похожа на ангела. За неделю до выпуска однокурсницы под предводительством Паймери затащили её в душевую и очень медленно остригли. Тогда четверым парням пришлось несладко, но в самый последний вечер Фризмалестил всё-таки нашёл способ отомстить.
Сейчас это всё были лишь неприятные воспоминания, о пережитой вместе боли.
Заг рассказал о судьбах ещё нескольких однокурсников. На этом разговор и закончился.
До рассвета оставалось не так много, и офицеры разошлись по палаткам.

Было ещё темно, когда Трей скомандовал подъём. Четверть отряда должна была остаться в лагере, а принцесса с обоими командирами и остальными солдатами – пойти в руины пешком.
На сей раз электрические фонарики всё-таки понадобились.
Трей чувствовал, как Поле щекочет самые кончики нервов. Он пытался поймать это ощущение, но стоило на нём сосредоточиться, как оно тут же пропадало.
Люди вокруг не замечали этого тайного присутствия древней жизни, созданной когда-то для защиты от подобных мредмерийцу «производных». Когда-то храмы были единственными убежищами для людей, слишком поздно раскаявшихся в своём пренебрежительном отношении к природе-создательнице. Отвергнув всякие законы, они возомнили себя богами и стали менять саму основу жизни, за что и поплатились впоследствии.
Как говорили мредмери, тысячи раз океан обменялся с небом водой с тех пор, как все это произошло.
Остались только руины для археологов, да «побочные продукты» тех экспериментов Древних.
Поле, кстати, тоже к таковым относилось.
Они дошли без особых приключений. Подходя к разрушенной сфере Трей, несмотря на вечное «зудение» уловил что-то необычное. Остановившись, он прислушался к себе.
Недалеко от входа в главный зал под землёй была пустота, причём появилась совсем недавно.
Вряд ли это сделало что-то живое: часть древних конструкций могла просто обвалиться за ночь. По счастью их маршрут пролегал не там, но мредмериец всё равно запомнил место.

- Как же красиво, - глаза Кристиан блестели от слёз восхищения.
Розовая полоска рассвета на востоке, при которой они покидали лагерь, пожелтела и расширилась. Мягкий свет заливал чашу Поклонения. Фрески с тысячами узоров, мотивов, историй потихоньку выныривали из сумрака.
Принцесса и фрейлины проследовали в центр. У алтаря близняшки оставили корзину с едой – скромную жертву. Принцесса встала на колени там же и сложила руки в молитвенном жесте.
Солдаты толпились на входе. Кира и все сопровождающие принцессы прошли в зал. Трей с парой солдат так и не заглянули в сферу. У командира из-за постоянного напряжения болела голова. Существо, руководившее Полем, просыпалось вместе с рассветом, но сил у него хватало ненадолго. Именно поэтому Уолкер так легко бродил среди руин вечером, но утром Храм превращался в каторгу.
Трей даже виду не подал, только побледнел и стал держаться уж очень прямо. А в это время что-то копошилось в его сознании, выясняя, не настроен ли он враждебно к тому, что бережёт Храм.
Принцесса недолго предавалась молитвам. Через четверть часа она поднялась с колен и обошла зал по кругу. Тем всё и закончилось.
Свита покинула зал, и вместе с Кристиан поклонилась на прощание древним богам. На улице стало совсем светло.

И всё-таки недобрая участь настигла Трея. Причём в самый неподходящий момент.
Принцессе внезапно захотелось побродить среди руин в тишине, но так как одну её отпустить не могли, она попросила самого молчаливого офицера составить ей компанию. Трей не стал перекладывать задачу на чужие плечи: он лишь тоскливо посмотрел в сторону лагеря и последовал за девушкой.
- А вы мастер убегать и скрываться, - заметила Кристиан стоило им отойти от основного здания храма на полсотни шагов.
- Я просто стараюсь не привлекать лишнего внимания.
И вот теперь лицо принцессы озарилось понимающей улыбкой.
- Это вполне понятно, но я всё-таки ожидала, что вы будете более открытым человеком. Ваши друзья так много о вас рассказывали.
- Я бы на вашем месте не верил бы половине россказней капрала Фризмалестила. Он часто преувеличивает.
- Оооо, - девушка засмеялась. – Если бы я верила всему, что мне говорил Заг, то была бы очень разочарована при встрече с вами. К счастью у меня была масса других источников.
Они подошли к одной из полуразрушенных вспомогательных построек. Во время давних войн в них устраивали госпитали и кухни. Стены так же как в сфере украшали разнообразные рисунки. Девушка зашла за угол здания. Капрал последовал за ней.
- Знаешь, Трей… - она осеклась. – Вы не против, если на «ты»?
Капрал пожал плечами.
Голова раскалывалась ни сколько от поднимающейся температуры, сколько от любознательного Поля. Кристиан была человеком и тем самым была упасена от воздействия защиты древних.
- Ты мне очень интересен, - продолжила девушка. – Мредмери-солдат, да ещё и в офицерах.
- Я не первый, - заметил Уолкер. – И не последний.
- Да, - девушка запнулась, но вовремя ухватилась за край стены. Она медленно продолжила свой путь к следующему зданию, изучая изображения. – Но каким ветром тебя занесло сюда? В пустыню? Так далеко от моря.
Трей мог бы многое ей рассказать. О том, как море забирало его близких. Как оно поглотило несколько ещё совсем юных друзей, отчима и деда с бабкой по материнской линии. Как мредмери легко расстаются с великим даром жизни, стоит океану позвать их, и лишь у немногих находятся силы противиться этому. Как в четырнадцать лет мальчик проклял ту свою часть, что тянула его в тёмную пучину, и подался в дальние края, бросив мать в одиночестве, а вместе с ней и весь старый уклад. Как он встретил жестокое непонимание и презрение в заново открытом мире, как боролся с этим, и как желание доказать, что морской народ ничем не отличается от других, завело его в пекло пустыни…
Голова болела. Хотелось поскорее свести разговор на «нет».
- У этого ветра фамилия Холивотер.
Кристиан посмотрела на него так же, как Агата в воскресный вечер.
- Я думала, у вас были более высокие цели… - в её голосе зазвучало разочарование.
Трея качнуло. Он еле успел уцепиться за край стены, чтобы не упасть.
Глаза Кристиан широко раскрылись.
- Что с тобой? – она бросилась к нему.
- Ничего страшного, - Трей зажмурил глаза. – Просто солнце припекает. Нам нужно поскорее вернуться в лагерь, Ваше Высочество.
- Конечно-конечно. Давай я отведу тебя в тень, - Кристиан моментально пристроилась ему под локоть. – Я позову солдат, и когда ты отлежишься, мы сразу же отправимся в лагерь.
Помутнение, охватившее его на несколько мгновений, ослабло.
- Не стоит, Ваше Высочество, - он высвободил свою руку. – Я не так плохо себя чувствую. Давайте просто вернёмся поскорее. Если хотите, останемся здесь на день, а вечером можем снова прийти сюда.
- С тобой точно всё в порядке? - у девушки был очень растерянный вид.
- Идемте, - в голосе Трея зазвучали нервные нотки. Он вздохнул и добавил уже более спокойно, - прошу вас.
Кристиан поспешила к солдатам, Уолкер отставал от неё лишь на шаг. Капрал не сразу понял что происходит, когда почувствовал, как дрожит под ногами земля. Из-за множества отвлекающих факторов он всё-таки забыл о том маленьком подземном недоразумении, что заметил ещё в самом начале пути.
Земля, не выдержав веса двух взрослых людей, осыпалась и поглотила мредмерийца и принцессу.

Шум моря и материнская колыбельная. Её слёзы, её смех, её песни… всё сливалось в единый шум приливных волн.
Как же больно каждый раз отвергать её зов. Как же тяжело вновь оставаться маленьким одиноким кусочком чего-то великого и огромного, прокладывая свой собственный путь.
Он снова отвернётся от неё и всё, что сможет сказать это - «Прости».
И она всё простит, всё забудет, а когда придёт время снова позовёт его, чтобы опять быть отвергнутой.

Чья-то прохладная ладонь скользила по его разгоряченному лбу.
Уолкер открыл глаза. Отвесные гладкие стены на добрый десяток метров простирались ввысь. Принцесса напевала какую-то старую колыбельную и гладила его по голове, которая, как оказалось, нашла приют у девушки на коленях.
Он накрыл маленькую прохладную ладонь своей.
- Спасибо, - голос охрип от жажды.
- Они пошли искать верёвку, - от синих глаз Кристиан теперь было некуда скрыться.
Принцесса высвободила руку и приложила к его правому виску. Холодные пальчики зарылись в тёмные волосы, добрались до уха и без промедления нырнули за него. В глазах Кристиан мелькнуло удивление.
- Нет там ничего, - подтвердил её догадки Трей. – Вот уже восемнадцать лет как закрылись.
Он с трудом приподнялся и сел. Интенсивность Поля спала. Древнее существо уснуло, чтобы на следующее утро вновь осмотреть свои владения.
- А чешую?
- Осыпалась почти сразу после рождения.
- Перепонки?
Вместо ответа Трей растопырил перед её лицом ладонь. На пальцах ещё были видны белые полоски шрамов.
- Удивительно, - девушка ухватила его за запястья и осмотрела руку со всех сторон. – Я слышала, что мредмерийцы претерпевают мутации в течение всего жизненного цикла.
- Мой дед говорил, что чем ближе ты к морю, тем легче тебе стать частью его. Он считал, что дух и тело связаны.
Кристиан отпустила его руку.
- А что ещё он говорил, Трей?
- Да разве всё упомнишь? – офицер осмотрелся в поисках своего оружия. Автомат лежал в метре от принцессы.
Уолкер перебрался к нему и устроился поудобней, облокотившись спиной на прохладную стену.
- В детстве я мало его слушал, а когда подрос океан забрал его.
- Я часто слышу эту фразу, когда приезжаю на северный архипелаг. Так вы называете смерть?
Мредмериец отрицательно помотал головой.
- Море зовёт и забирает достойных – здесь нет никакого переносного смысла. Всё именно так. Кто-то говорит, что Древние оставили что-то где-то на дне, и именно оно призывает мредмери в океан. Наверно, ещё одно старое уставшее оружие, как и то, что находится здесь.
Принцесса испугано посмотрела по сторонам.
- Не беспокойтесь, он не трогает людей, к тому же сейчас спит.
Воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом рассыпаемого где-то песка.
- Так почему же ты ушёл от моря, Трей?
Мужчина криво улыбнулся.
- Вы все… - он потёр лицо той самой ладонью, что ещё помнила прохладные пальчики принцессы. – Вы все такие наивные. Вы говорите: «Вот мредмери, бросивший вызов самому устройству мира! Он отказался от старого уклада! Он нарушил все табу! Он ушёл от моря в пустыню, вот что значит характер!», но… Боги, это так неправильно!
Кристиан смотрела на просветлевшего капрала и не перебивала его.
- Оно внутри, понимаешь? – с этими словами он протянул девушке руку.
Кристиан доверчиво положила свою маленькую ладошку в широкую солдатскую пятерню. Трей, не задумываясь, прижал её к груди.
- Прямо здесь. Шумит и плещется. Но никто не хочет этого понять. Все ссылаются на какие-то великие силы. Придумывают странные названия. Ленмала! Вспомогательная цепь ДНК! Мутация! Но это ведь просто жизнь! Это обычный инстинкт, который взрастило не одно поколение. Я… - он осёкся, но лишь на мгновение. – Когда я покидал родной город, я тоже думал что сбегаю. Я боялся, что буду бегать всю свою жизнь. Но это всё равно, что бегать от самого себя.
Девичья ладонь сжалась в кулак. Будто опомнившись, Трей отпустил девушку.
- Извините.
- Да ничего серьёзного, - она потёрла стремительно краснеющее запястье. – Сказать по правде, я всегда восхищалась такими, как ты, - вид у принцессы был крайне растерянный.
Трей обреченно вздохнул и закатил глаза.
- Нечему здесь восхищаться! Но и презирать тоже не за что. Люди часто живут не там, где им уютно и комфортно, но это вовсе не значит, что они беспрестанно борются с желанием вернуться назад. Понимаете?
Кристиан медленно кивнула.
- Эээээй, - донеслось сверху.
Капрал и принцесса задрали головы. Вокруг древнего колодца сгрудилась пятерка солдат, среди них был и Кира.
- Уолкер, ты как, цел?
- Да, - крикнул в ответ Трей.
- Отлично. Сейчас мы вас вытащим.

Из-за неожиданного происшествия они слишком поздно вернулись в лагерь, поэтому решили отложить возвращение. Поездка по ночной пустыне была слишком опасным делом. В темноте из-под земли часто вылезала всякая гадость, которая, в общем-то, и была единственной угрозой, от которой оборонялся гарнизон.
Вечером девушка попросила проводить её прогуляться среди руин. Они пошли туда перед самым закатом. Отдохнувший Трей легко согласился составить ей компанию.
- Ты очень сильно отличаешься от тех мредмерийцев, что я встречала раньше. Неужели в тебе не осталось ни одного внешнего отличия от обычных людей?
- Только на уровне клеточного ядра. И, может быть, нервная система.
Солдаты жарились на вечернем солнышке. Агата и Кира разнимали успевших-таки поссориться Зага и Ская. Трей внимательно прислушивался к внутреннему чутью, не желая больше допустить каких-нибудь происшествий.
- Видимо, ты серьёзно интересовался этим вопросом.
- Не я, - помотал головой Трей. – Моя мать. Она сама мредмери и очень сильно интересуется историей своего народа.
- Она - ученый?
- Нет, - капрал заложил руки за голову и снова посмотрел на разборки друзей.
Холивотер потирал нос. Агата что-то яростно говорила понуренным Фризмалестилу и Вингеру. Те уже и забыли о том, что собирались пересчитать друг другу рёбра.
- У неё небольшой бизнес на островах, но это не мешает ей коллекционировать разнообразные факты о нас.
Кристиан посмотрела на Трея. Закатные лучи очень чётко обрисовали точёный профиль человека, о котором она столько слышала. Обычный капрал пограничного гарнизона и не подозревал о тех легендах, что поползли по военной академии после его выпуска. О том, с каким оживлением отзывались о нём бывшие учителя. Тот же Мальби восхищался знаниями Уолкера, его чёткой жизненной позицией.
В её первое утро в гарнизоне Кира сразу же предупредил о сложности характера этого человека.
«Он - классный парень, но страшный молчун. У него язык развязывается только в кругу близких людей…»
Вслед за этими словами в памяти всплыли другие.
«Не удивляйся, если он сбежит от тебя. Трей такой человек, который не любит афишировать свои мысли и чувства», - говорил ей когда-то Скай.
«Он гораздо смелее, чем думает. И умнее. И сильнее. Если бы люди хотя бы попытались обратить на это внимание, они бы вмиг позабыли о том, что он мредмери», - воодушевлённо вещал Заг.
«Классно целуется, если приведётся случай, обязательно попробуй», - эти слова принадлежали Агате и вспомнились совсем неожиданно.
Принцесса смущённо потёрла щёку и двинулась в сторону отряда.
- Думаю, мне хватит впечатлений от этой поездки. Давайте вернёмся в лагерь.

В тот вечер они сидели вшестером вокруг одного костра. К ним иногда пытались подсесть солдаты, но замечая, что Её Высочество совсем не обращает на них внимание, удалялись с грустными лицами.
- Погоди-погоди, Крис, - Заг был в своём репертуаре. – Я расскажу, как всё произошло. Гуляем мы, значит, по городу во время увольнительной. Было это всё во время зимних праздников. Какой-то продавец пристаёт к нам и начинает втюхивать шарик с предсказаниями. Говорит дескать «купите девушке безделицу». Нам-то ничего: пожали плечами и пошли дальше, а этот лохмач, - с этими словами Фризмалестил указывает на Холивотера, известного в юные годы своим ярым нежеланием стричься. – Говорит: «Покажите вон тот синий».
- Сиреневый, - вмешивается Кира.
- Да какая разница? – продолжает Заг. – Берет его в руки, закатывает глаза…
- Есть разница, - тихо, чтобы не перебить друга, вставляет Кира.
- … и начинает разбирать весь день продавца с самого утра: и во сколько тот встал и с кем успел поссориться, и кому успел напакостить. Говорит «у того-то, что слева от вас, отпугнули покупателей», «а у этого, что напротив, стырили столько-то». Продавец смеётся, дескать, как же ты парень, даже не глядя в шарик, а вокруг нас уже толпа недовольных собирается. Оказалось, был это известный на весь рынок плут. Все давай кричать, да возмущаться, а Кира - к нам, как ни в чём не бывало. Нам потом полгода приходилось этот магазинчик по дуге обходить: как завидит хозяин кого-нибудь из нас, сразу с метлой бежит.
Кристиан отпила чай и с любопытством поинтересовалась, чувствуя подвох:
- А что с шариком стало?
Улыбка Холивотера растянулась до ушей.
- А ничего.
Младший капрал вытянул пустую руку. Потом повернул её тыльной стороной вверх и сжал кулак, а когда вернул в изначальное положение и разжал пятерню, все увидели небольшой, сантиметров пять в диаметре, матовой сиреневый шарик.
- А ещё этот проныра стащил из лавки пачку печенья с предсказаниями, - добавил Скай.
- И кулончик мне потом подарил ещё, - Агата кокетливо завела глаза.
- А кто-нибудь видел, как ему удалось стащить из лавки ту большую хреновину, которую мы потом еле пристроили?
Принцесса обвела офицеров взглядом.
- Мне кажется или он гонял вас метлой вовсе не из-за того случая?..
- Не может быть, – безапелляционно заявил Тркй. – До того момента мы были частыми посетителями, – а потом, подумав, прибавил с улыбкой. - Правда деньги не всегда получалось оставлять.

На следующий день Кристиан попросила командира отряда и его помощника присоединиться к их компании в машине. Трей быстро реорганизовал состав, и транспорт двинулся в путь.
К вечеру они были уже в гарнизоне.
Скай отправился проверять бот, соскучившись по кораблю за двое с половиной суток. Кира пошёл вместе с отрядом в казармы. Заг и Агата собирались проводить принцессу со свитой в дом начальника гарнизона, но Кристиан попросила оставить её ненадолго в одиночестве.
И, конечно, компанию ей в этом составил мредмериец.
- Ну вот и заканчивается моя маленькая делегация, - будто подводя итоги, заявила принцесса.
- Приезжайте ещё. С тем же Мальби. Побудете подольше у нас.
- Боюсь, что не получится, - она вздохнула. – Думаю, очень скоро я не смогу спокойно разъезжать по стране, посещая любую военную часть.
- Я надеялся, что Ялара останется в стороне от назревающего военного конфликта, - с пониманием произнёс капрал.
- Все на это надеются, Трей. Но от ещё одной молитвы за мирный исход событий хуже не станет.
Уолкер закусил губу и глянул на юг, в сторону беспокойной Азмарии. Месяц назад при неизвестных обстоятельствах на территории близ границ с Империей пропал жених Точе Азмарской. Насколько знал офицер, юго-западные страны давно готовились к войне, и вот наступил тот самый ключевой момент. Ялара стояла, грубо говоря, «на ушах». Её двойственной политике приходил конец. Надо было срочно определяться, на чьей же она стороне.
Король Освальд – брат принцессы – медлил и тянул время…
- Вы за Азмарию? – внезапно для самого себя спросил мредмериец.
- За мир, Трей. Но я знакома с Яном Артифоксом, у меня была переписка с азмарской принцессой, и я знаю, к чему всё идёт. Именно поэтому, - девушка прикрыла глаза, будто собираясь с мыслями, – я приказываю, капрал Уолкер, присоединиться к моей личной охране вам и вашему помощнику, младшему капралу Холивотеру.
Лицо мредмерийца вытянулось от удивления, но через мгновение он нахмурился.
- Я имею право отказаться от назначения?
- П-почему? – девушка растерялась.
- При всём моём уважении, Ваше Высочество: я не ищу лёгких путей. Хотя думаю капрал Холивотер с радостью согласиться с вашим приказом.
Кристиан грустно улыбнулась.
- Он говорит, что без тебя пойдёт только под трибунал.
Трея это нисколько не удивило. Кира был слишком хорошим другом, чтобы согласиться с безопасной уютной службой под крылом принцессы, оставив товарища где-то на границе.
- Значит нам обоим это ни к чему, но приказ всё равно останется приказом, если вы того захотите.

Наступило время прощаться.
На следующее утро после тёплых проводов Агата, Заг и Скай двинулись в ангар. Принцесса попросила Уолкера и Холивотера сопроводить её в штаб, после сходила в офицерскую и солдатскую столовые, где попрощалась со всеми, кого застала.
Возле ангара у неё состоялся недолгий разговор с Кирой, в результате которого у девушки в руках оказался своеобразный сувенир – тот самый шарик-предсказатель. На коммуникаторы обоим капралам пришёл приказ об общем построении. Видя, что Кристиан хочется сказать на прощание пару слов мредмерийцу, Холивотер в одиночестве умчался следить за их отрядом.
- Я бы хотела написать тебе, ты не против?
Они стояли у носа бота. Девушка почти с нежностью водила рукой по чёрной поверхности обшивки.
- Думаю, не стоит.
Она расстроено вздохнула, но всё-таки спросила.
- Почему?
Трей пожал плечами.
- Я не единственный офицер в гарнизоне.
- Хорошо, - Кристиан с поникшим видом двинулась в сторону выхода, где её ждала свита. – Тогда, прощай.
Но Уолкер не дал ей далеко уйти.
- Ваше Высочество.
Она обернулась. На лице офицера в первый раз отобразилась растерянность.
- Если вам действительно интересна история мредемери, напишите моей матери, - нашёлся капрал. – Она очень много знает. И адрес простой: город Циталет гостиница «Песчаный берег» Сими Уолкер.
Кристиан улыбнулась.
- Хорошо, - кивнула она.

- В моём городе сначала даже не поверили, что я разговаривал с самой принцессой!
Третий отряд снова шёл в ночной обход границы. Солнца забиралось за западную кромку горизонта, осыпая небо красными лучами.
После совместной поездки с сестрой монарха большинство солдат ещё не отошло.
- Здорово, что мы её сопровождали! Говорят, она сама выбрала наш отряд. Интересно, почему?
Трей шёл, сцепив ладони в замок на затылке. Кира шагал рядом. Его рот то растягивался в улыбке до ушей, то офицер, будто вспомнив что-то, вновь возвращал лицу невозмутимое выражение.
- Наверно, потому что командир – один из мредмери.
- Повезло нам.
Никто не спросил Трея напрямую, но все и так уже знали. И приняли.
Многие из офицеров начали относиться к нему более холодно, но, с другой стороны, он стал ближе к солдатам, а это было очень важно в их службе.
Солнце покинуло небосвод. Отряд приближался к первой контрольной точке.
Среди чёрных валунов Кира развернул галограмму и посмотрел на слегка подуставших солдат.
- Отдыхаем пятнадцать минут, а потом… ну вы поняли, - с этими словами он убрал объёмную карту местности с разноцветными полосками стандартных маршрутов пустынных тварей.
По окончании озвученного времени площадка опустела.
- Ну вот, - довольный Кира вновь облокотился на родной валун, привычно сорвав успевшую вырасти за неделю травинку. – Обошлось и без перевода. Разве ты не рад?
- Рад, конечно, - Трей присел на своё родное место и, скрестив ноги, начал проверять автомат. – Знаешь, Кира, я уже начинаю верить в твою способность предсказывать будущее. Может, покажешь мне эту Сарию в следующий раз, когда увидишь?
- Сарию? – Холивотер наморщил лоб.
- Звезду, по которой ты нагадал их приезд, - напомнил офицер.
Кира от души рассмеялся. Ему было так весело, что он подавился своей любимой травинкой. Кашель немного успокоил офицера, когда же Холивотер оправился его глаза блестели.
- Боги, до слёз пробрало, - восхищался он. – Невозмутимый Трей Уолкер, верящий в предсказания по звездам! Потрясающе! Завтра же напишу ребятам – пусть посмеются!
Недоумению командира отряда не было предела, и Холивотер вновь залился смехом. Через некоторое время он продолжил, иногда останавливаясь, чтобы подавить взрывы хохота.
- Это был сюрприз, Трей… - он отдышался. – Вы ведь встречались на выпускном вечере, не помнишь что ли? – он посмотрел на ничего не понимающего товарища. - Да ты забыл! Вот это да! Хотя немудрено – целый год прошёл, но всё-таки.
Уолкер нахмурился. Монотонная служба в пустыне, лишь иногда нарушаемая нападками древних мутирующих тварей, совсем стёрла из его памяти последние дни, проведённые в академии. Да и желания вспоминать нервного Вингера вконец рассорившегося с отцом и матерью, забитую остриженную Златовласку, холодный гнев Фризмалестила по этому поводу и вечно расстроенного общим положением дел Холивотера - не было. А вместе с этим он забыл один из самых ярких моментов своей жизни.
Тогда куратор их курса попросил Уолкера, как самого ответственного кадета из потока, заменить одного из преподавателей, которые должны были наблюдать за порядком в главном зале и в академическом саду во время праздника. Сейчас Трей помнил всё случившееся тогда, будто это произошло вчера.
Пойманную им девушку, неизвестно как прокравшуюся на праздник без приглашения. Её мольбу отпустить её найти кадета Вингера. Как Трей, несмотря на противоречие всем инструкциям, решил ей помочь. Как они весь вечер пытались поймать Ская, попутно успев помочь Загу и Кире устроить холодный душ разряженным однокурсницам. Капрал вспомнил, как таинственная девушка успокаивала забившуюся в туалет высмеянную за полчаса до неожиданного включения поливалок Агату. Как, в конце концов, они нашли того, кого искали, и аристократка, чьего имени он так и не узнал, чмокнула его в щёку на прощанье, в знак благодарности.
- Она подстриглась, - единственное, что смог из себя выдавить Уолкер.
Это было последней каплей - Холивотер сполз на землю, держась за живот.
- Трей… - натужно выдыхал он, - …от кого угодно ждал… но только… не… от тебя…
Мредмериец молчал, а его помощник с трудом приходил в себя.
- Кира…
- Ч… что?
- Знаешь, мне очень повезло с друзьями…
- Им с тобой тоже… Боги, я думал, что ты в первый же момент обо всём догадался. Нафиг отдых! Завтра же всем напишу, пускай знают, какой ты идиот. Умора!
- Капрал Холивотер, разошлите всем солдатам проверочный сигнал - пускай доложат, что у них там, - на лице Трэя застыло непроницаемое выражение.
Мредмериец поднялся на ноги и отряхнул штаны.
- Вы-выполняю, - Кира дрожащими руками достал коммуникатор и нажал несколько кнопок. Раздался слабый писк.
Через несколько мгновений солдаты поочерёдно начали докладывать, где находятся и что видят. Где-то в середине вмешался рядовой, который докладывал самым первым. Он сообщил, что замечен неизвестный объект, движущийся со стороны пустыни. Холивотер и Уолкер скомандовали сбор в той точке и сами направились туда же.

Шум моря и материнская колыбельная. Её слёзы, её смех, её песни… всё сливалось в единый шум приливных волн.
Как же больно каждый раз отвергать её зов. Как же тяжело вновь оставаться маленьким одиноким кусочком чего-то великого и огромного, прокладывая свой собственный путь.
Он снова отвернётся от неё.
«Прости, но есть люди, которые любят меня, которых я люблю. Я не могу оставить их, и поэтому я буду бороться, пока силы не иссякнут, пока не иссохнет душа, и даже тогда, я не сдамся».
И она всё простит, всё забудет, а когда придёт время снова позовёт его, чтобы опять быть отвергнутой.
Но настанет час, когда маленькая капля вернется в родное русло, чтобы остаться там навсегда.

@темы: творчество, четыре провинции, литзадание