За любой кипишь окромя голодовки
Небольшая предыстория.
Написана также в рамках литзадания.


Пролог.
Молодой человек внимательно изучал голограмму. Его губы непроизвольно шевелились, шепча какие-то слова и обрывки фраз. Немолодая женщина всматривалась в лицо своего соседа. Они сидели на разных концах одной скамьи. Её плечи слегка вздрагивали, хоть она и куталась в шаль. Сад при дворце Сильв-Централа радовал зеленью, но по меркам особы королевской крови здесь всё равно было прохладно.
Мир вокруг был наполнен тишиной и покоем, а королева была счастлива. Девятнадцатилетний юноша, составлявший ей компанию, скептически хмыкнул и свернул изображение, пряча устройство, его воспроизводящее, в карман пиджака.
- Ваше Величество, - наконец обратился он к ней. – Мне очень приятно ваше общество, и я считаю, что наши случайные свидания лишь свидетельствуют о моей невероятной удаче, но, может, вы всё-таки поведаете мне хотя бы об одной причине, по которой - я боюсь это говорить, но мне всё-таки придётся - по которой вы преследуете меня.
- С чего вы взяли, Ян? – она поплотнее укуталась. – Зачем мне преследовать вас, когда достаточно просто приказать вам сопровождать меня?
- Я рад этому, потому что в последнее время в мою душу начало закрадываться сомнение. Разрешите откланяться, - молодой человек встал со своего места и пошёл в сторону одного из дворцовых входов.
- Подождите, - не удержалась королева.
Она подскочила и последовала за ним, что было совсем несвойственно её натуре и статусу.
- Неужели вы так просто бросите меня?
- Ваше Величество, - Ян остановился и повернулся к ней. – Как я уже сказал: мне очень льстит ваше общество, но я радею не за себя, а за вашу честь. Прошу вас оставьте меня в покое. Вы уже немолоды, и подобные увлечения вам просто непростительны. Мои самые глубочайшие извинения.
Он снова пошёл в ту же сторону, что и раньше, но королева не собиралась так быстро сдаваться.
- Ян, пожалуйста, выслушайте меня, - она буквально вцепилась в его локоть.
Молодой человек остановился и вздохнул, явно собираясь сказать что-то резкое.
- Что если я расскажу то, что вам будет очень интересно? – женщина отчаянно боролась за каждый миг, проведённый в его компании. Ей так хотелось побыть с ним, несмотря ни на что.
- Ваше Величество, пожалуйста, не мучайте меня и себя тоже.
- Помните… помните, вы просили меня о помощи? Говорили, что будете рады любой информации.
Удивлению юноши не было предела. Он снова обернулся к ней, но теперь в его глазах сиял неподдельный интерес.
- Вы что-то узнали?
- Да, Ян, - её рука забралась ему под локоть и они вместе не спеша пошли по дороге.
Она наслаждалась тем, что внимание молодого человека вновь было приковано к ней. Милый мальчик и не знал, какие чувства он будил в женском сердце. Да и сама королева не думала, что то, что считал давно потерянным, может приносить такую радость одним своим видом. Живым, здоровым и таким взрослым.
- Может, вы помните, что я сказала при нашей первой встрече?
- Я никогда не забуду ни одного слова из наших разговоров, - подобострастно ответил её сопровождающий. – Только пожелайте, и я расскажу вам любой наизусть.
- Вас и этому учили в Академии? – она грустно улыбнулась.
- Нет, конечно. Я учил стихи и монологи ещё в приюте, когда нас развлечения ради брали к себе на праздники какие-нибудь высокопоставленные лица, - без смущения объяснил он.
- Ах, Ян мне каждый раз хочется плакать, когда вы упоминаете о подобных вещах из своего детства, - королева остановилась, но лишь на долю мгновению. – Не будем об этом. Так вот, как вы помните, две недели назад при нашей первой встрече, я сказала, что вы очень сильно напоминаете мне одного человека. Так вот мои новости состоят в том, что теперь я могу абсолютно уверено сказать, что вы приходитесь этому человеку родственником.
На сей раз остановился Ян. Благодарности юноши была огромна, ведь спустя десять лет с начала его поисков, он, наконец, стоял на самом пороге открытия.
- Вы назовете мне его? Мне нужно только его имя. Будьте уверены, моя благодарность будет безгранична, только, пожалуйста, дайте мне хоть какую-нибудь информацию о нём!
Королева сморгнула накипающие слёзы.
- Конечно, я вам расскажу. Всё, что знаю, а этого поверьте немало, но пообещайте мне кое-что, Ян.
- Всё что пожелаете, - казалось, молодой человек готов был встать на колени.
- Останьтесь со мной, останьтесь на столько, насколько это возможно.

Послание.

Мария обреченно возвела глаза к небу. Если бы кто-нибудь знал, как она ненавидела этого молчаливого солдафона просто за то, что оный существовал. Факт его пребывания в замке был достоин самой жестокой кары богов, а за то, что он был приближен к королевской семье Азмарии, а точнее к её жалким остаткам, прекрасная вирна не могла даже придумать достойного наказания.
В восточной части огромного сада была оборудована площадка для практики в стрельбе из лука. Изначально там не было никаких специальных приспособлений: мишени появились только после того, как Каин и Точе облюбовали это местечко. Хрупкая девочка-подросток была раздосадована тем, что в прошлом году не смогла поучаствовать в конкурсе на открытии охотничьего сезона: тогда её попросили воздать награду победителю, и воспитанница короля просто не смогла отказать. Но на сей раз Точе была настроена решительно, всей душой отдавшись тренировкам. Каин – её наставник во всём - поддержал девочку… а Мария просто устала бороться. Придворной вирне не нравился единственный друг Точе, и ещё больше ей не нравилось, что её не собирались включать в маленький теплый круг общения. Каин и Точе жили отдельной жизнью, бороздя океан дворцового бытия на своей маленькой дружеской лодке, в то время как Мария плескалась где-то на периферии в гордом одиночестве.
Вирне было завидно? Может быть… Но больше всего её выводило из себя то, что будущую наследницу азмарского престола у неё на глазах превращали в мальчишку! Да, этому она была рада меньше всего, наблюдая за тем, как девочка все больше замыкается, и с каждым днём становиться всё сдержанней и скрытней, то есть всё больше похожей на своего учителя.
Стук стрел, встречающихся с целью, разбивал спокойную тишину сада. Мария старалась держаться рядом с последним дальним королевским отпрыском и её незаменимым телохранителем-наставником-другом, а может быть даже и возлюбленным? Девочка в походном комбинезоне, плотно облегающем тонкое тело со скромными, но весьма явными намеками на женственность, выпускала одну стрелу за другой, постоянно перемещаясь и поражая по очереди все мишени.
Тяжело, когда королевская власть и ответственность наваливается на человека в столь нежном возрасте: предательства и обиды воспринимаются крайне остро, а голова и сердце часто пренебрегают друг другом. Но ноша ещё тяжелее, когда весь твой мир связан только с одним человеком, тем более с военным, гибель которого - вполне возможное завершение карьеры. Марию бы не так заботил этот вопрос, если бы не просьба нынешнего представителя монархической власти.
Король Ричард Азмарский не мог упустить некоторые отклонения в воспитании своей «племянницы» (так он её называл, хотя связь между ними была до того далёкой, что почти условной). Но даже монарх не желал прекращать общения девочки с «одним из достойнейших». Ричард доверял Каину, и тот ни разу не обманул этого отношения.
Даже сейчас своим нахождением здесь Мария была обязана именно королевскому телохранителю. Обычно Точе предпочитала заниматься при полном отсутствии посторонних, но по просьбе Каина для вирны было сделано «специальное исключение». И это была единственная услуга, оказанная солдатом придворной.
Мария сидела под одним из деревьев и грустно следила за тем, как Каин показывает Точе очередное упражнение. Вокруг них будто светилась сфера «некпроникновения». Голова вирны была занята размышлениями о том, как увлечь будущую принцессу, чтобы возможная дружба не показалась той навязанной.
В храме Древних богов на юго-западе Азмарии (по совместительству место, где росли и учились вирны) всё было на порядок проще. Будущие повелительницы псевдореальностей и иллюзий просто обязаны были держаться вместе. Все знали друг друга по именам, несмотря на то, что когда Мария покидала родную обитель, в ней насчитывалось больше пяти сотен вирн всех возрастов, и это ещё не считая уже обученных и навсегда покинувших своды старого как мир храма. Здоровое, а подчас и не вполне, соперничество было обязательным. Подруги всегда соревновались, но именно в этом испытании и формировались совершенные характеры и умственные способности, позволяющие легко устроиться в жизни девушкам, от рождения обладающим Даром. Марию пугало возможное будущее Точе с таким воспитателем, как Каин. Насколько придворная знала, тот до двенадцати лет жил под покровительством Святого Ордена где-то на севере, что вполне объясняло, его прекрасные успехи при обучении в Военной академии и сводящую с ума молчаливость, абсолютно несвойственную молодым людям. И почему только наследница выбрала своим кумиром именно его – вирна понять никак не могла.
Близился обеденный час, знаменующий конец тренировки, когда в восточной части сада появилось новое лицо. Мария увидела его не сразу, но почувствовала практически мгновенно, стоило тому пересечь один из невидимых барьеров, расставленных придворной на всякий случай
Молодой человек был одет совсем не по погоде: тяжелые сапоги, меховые наручи и куртка с воротником из того же материала с головой выдавали в нём иностранца. Завидев вирну, он приветственно кивнул и было направился к ней, но на полпути остановился.
Точе уверенно поражала цели, направляя стрелы по глубокой дуге. Со стороны могло показаться, что она пытается пробить купол, защищающий нежную растительность от ветров, бушующих снаружи, но пернатые, отправленные вверх, всё равно попадали в мишени, только не в «яблочко» как обычно.
Молодой человек следил за девочкой до тех пор, пока не закончилось упражнение. Точе сложила лук и отправилась на поиски своих маленьких «оперенных подружек». В это время Каин обратил своё внимание на неожиданного гостя, они обменялись знаками приветствия, и юноша продолжил свой путь к вирне.
Мария встретила его с улыбкой, но трудиться вставать даже не собиралась. Это нисколько не оскорбило «нежданчика», наоборот он счел сие проявлением приветливости, и чуть ли не в наглую уселся рядом с ней.
- Прекрасный сегодня день, не так ли? – судя по всему, скромность была не самой развитой чертой гостя.
- Слава дворцовым погодным контролерам, вы как никто правы, - ответствовала Мария. Наверно, если бы это был какой-нибудь очередной пожилой парламентёр, очарованный красотой вирны, придворная вообще никак не отреагировала бы на подобное заявление. Но сейчас истосковавшаяся по весёлым увлекательным разговорам Мария была только рада появления симпатичного пусть и немного наглого иностранца.
Хотя «симпатичный» больше смахивало на ложь, молодой человек был очень красив. Благородные черты лица прекрасно сочетались с хитрыми аметистовыми глазами, а копна светлых волос на вид была такой мягкой, что желание запустить в неё руку надо было, откровенно говоря, подавлять всеми силами.
Незнакомец улыбнулся и продолжил:
- Но он становиться ещё прекраснее от осознания того, что на свете живут такие прелестные существа, как вы.
Мария давно уже привыкла к лести, да и не особо такие слова противили правде: недаром в народе существовала присказка «красива как вирна». Но придворную несколько смутило построение фразы.
- Я рада, что сделала ваш день лучше, - девушка обнажила ровный ряд белых зубов.
- Может, вы сделаете его самым запоминающимся в моей жизни, уделив с полчаса своего времени? – молодой человек по северному тянул гласные, но в остальном его речь ни в чём не могла показаться кому-то необычной.
Но была масса смущающих факторов в сложившейся ситуации: иностранец, непонятно как попавшиё в Королевский Сад, выпрашивал у одного из королевских телохранителей время для общения, даже не потрудившись представиться. Мария, конечно, тоже была хороша, но называть своё имя первой она вовсе и не была обязана.
- Я начала считать время нашей встречи ещё пять минут назад. У вас ко мне какое-то дело? – вирна не сводила взгляд с юноши, пытаясь прочесть отражения его мыслей, проступающие на лице.
Молодой человек посмотрел в сторону уже собравшихся лучников, обсуждающих напоследок ошибки, выявленные при занятии, потом снова повернулся к вирне.
- Дайте догадаюсь: вам не нужны посторонние?
Юноша уверено кивнул.
- Тогда через пятнадцать минут возле северных лифтов, - Мария оправила волосы цвета вороного крыла и встала. – Но помните: из требуемого получаса у вас останется не более трети.

- Кто это был? – Каин внимательно смотрел на удаляющегося незнакомца.
- Один из моих почитателей, - без запинки соврала вирна. – Как ваше занятие?...
- Я надеюсь, мне не надо напоминать, что для большей безопасности мне следовало бы иметь хоть какое-то представление об этом человеке, мисс Мария?
Девушка вздохнула. В этом и был весь её напарник: или молчит как партизан на допросе, или нудит как ходячая инструкция.
- Это не ваше…
- А почему он так странно одет?- подала голос Точе.
Девочка застала вирну врасплох, но годы тренировок в исключительно женском коллективе дали о себе знать.
- Он из Сильвии, - ответила она с секундной задержкой, которая, разумеется, не осталась незамеченной Каином. – И очень сильно стыдиться своего низкого чина, так что его имя вам ничего не скажет, - Мария в упор посмотрела на телохранителя.
На смуглом личике Точе застыло недоумение: на секунду ей показалась, что между двумя людьми, ответственными за её жизнь, промелькнула молния.
- Госпожа Точе, вам пора обедать, - ледяной тон военного мог напугать кого угодно, но только не королевского ребёнка. Каин поднял с земли сложенные в чехлы луки и стрелы. – Тренировка была очень сложной и вам нужно восполнить потраченную энергию.
- Конечно, - кивнула королевская любимица, и вопросительно уставилась на вирну. – Мария, вы с нами?
- Ох, прошу прощения, но при всём своём желании не смогу составить вам компанию, - девушка прижала правую руку к груди и присела в неглубоком реверансе.
- Я, кажется, понимаю…
- Нет-нет, это совсем не то, о чём вы подумали, - Марии было всё равно, о чём подумала Точе, но роль требовалось отыграть до конца.
- Надеюсь, вы понимаете, что делаете, мисс вирна, - бросил Каин и двинулся в сторону южных лифтов. Девочка без лишних вопросов последовала за ним.
А ненависть в сердце Марии загорелась адским пламенем.

- …Да чтоб тебя одурманила жирная тухлая русалка, и ты всю жизнь прожил бы с ней, наплодил кучу детей-уродов и образумил только под конец жизни! Вирн ты не любишь, да? Да чтоб твой проклятый Орден Святой Жижи испарился вонючим туманом. Чтоб все твои святые и пророки язвами покрылись да нарывами! Подлый ты низкий человек!..
- Что-что, простите?
До Марии только сейчас дошло, что всю дорогу до северных лифтов она шептала проклятья вслух.
- Ах, - смутилась девушка, но краснеть не стала. – Ничего. Просто стишок детский вспомнила, - она снова улыбнулась, будто бы своей глупости.
- Что-то про язвы, нарывы и подлых людей? – незнакомец снял куртку, подкладка которой также оказалась меховой.
- Неужто вы и правда из Сильвии? – не удержалась Мария.
- Это так заметно? - молодой человек осмотрел свой наряд, так будто в первый раз подумал о том, что на нём.
- Не важно, - вирна тряхнула головой. - У вас было ко мне какое-то дело… - девушка специально затянула паузу, вопросительно глядя на собеседника.
- Артифокс. Ян Артифокс, - юноша слегка поклонился. – Я безмерно благодарен, что вы уделили мне внимание.
- Моё имя Мария, хотя вы верно знаете, раз обратились именно ко мне?
- Конечно, госпожа Мария. По счастью мне известны имена всех людей, которые видели меня в замке, и я не хотел бы пополнять этот узкий круг теми, кто мне незнаком, - он снова слегка поклонился.
- Ну что ж, мистер Артифокс, вы меня заинтриговали, - вирна взглянула на иностранца, будто немного внимательнее, сама же в это время начала просматривать паутину пространства их окружающего. Повелительница иллюзий стала одной из королевских телохранителей не просто так, и сейчас, когда разговор начал приобретать всё более опасное течение, девушка решила задействовать часть своих способностей, для того чтобы узнать, кто же на самом деле стоял перед ней. – Так какое у вас ко мне дело?
- Госпожа Мария, ваше имя известно мне, так как высокое положение, которое вы занимаете, невозможно оставить незамеченным. И только такой человек как вы сможет мне помочь, - скороговоркой выдал Ян. - Я прибыл, как вы уже догадались из Сильвии. У меня есть кое-что, что необходимо передать одной высокопоставленной особе, и при этом необходимо сохранить абсолютную секретность. Я проделал очень нелегкий путь, и, сказать по правде, вы - первый человек, которому доверяю истинную цель своего прибытия…
- Не торопитесь… - перебила вирна. – Что такого вам нужно передать? И почему это так секретно?
- Сказать по правде, эта вещь - сущий пустяк и не несёт в себе какой-либо материальной ценности, но вот человек, которому я должен её передать… - Ян огляделся вокруг будто, проверяя не подслушивает ли их кто, что для человека, ознакомленного с расписанием замка, было вполне понятно. – Может, найдем более укромное место?
Мария попыталась прочесть его мысли, но телепатия, увы, не была её коньком и дальше поверхностных эмоций, о которых можно было и так догадаться, она проникнуть не смогла. Обычно с другими людьми у неё получалось, но сейчас волнение Яна перебивало всё. Это-то и делало Артифокса абсолютно непохожим на кого-нибудь специально подосланного человека, который действует крайне осторожно и в любой ситуации остается спокойным. Вирне показалось, что, скорее всего, парень попал в переплет и мечтает поскорее из него выбраться, при этом потревожив как можно меньше народу.
- Хорошо, давайте вернемся к тому месту, где встретились: там нас не должны побеспокоить.

- Мистер Артифокс, вы хоть понимаете, о чём вы просите? - девушка не сводила глаз с протянутого конверта.
Да, в мире, где электронные информационные накопители были естественнее, чем что-либо другое, этот странный молодой человек протягивал ей обычный бумажный конверт, запечатанный старым, как сам мир, способом – сургучовой печатью.
- Я прекрасно это понимаю, госпожа Мария, и ответственность за всё готов принять на себя…
- Просто с ума сойти! Вы хотите, чтобы я вот так просто пришла к королю и передала ему ЭТО?
Вирна не торопилась принимать «пустяковую вещицу» из рук молодого человека. Сильвиец был бледен как полотно и снова начал оглядывать поляну, расстилавшуюся перед ними. Наверно, если бы девушка всё-таки взяла конверт в руки, он бы и дерево, под которым они расположились, кругом обошёл, но Мария сложила руки на груди, подчёркивая свою неприступность.
- Только вы сможете мне помочь, госпожа Мария. Сложившаяся ситуация имеет крайне деликатный характер.
- Но почему так? Для чего придумана Дворцовая сеть с системой передачи зашифрованных данных как не для того, чтобы передавать сообщения с требуемой секретностью?
Внезапная догадка блеснула в голове вирны. Волнение волнением, но не могло ли это быть результатом действия какого-то специального приспособления? Может, человек, пославший Яна, был осведомлен о способностях девушки и решил так перестраховаться? В её голосе зазвучали нотки подозрения:
- Или та особа, что вас послала, просто не имеет никаких прав доступа к подобной информации?
Ян опустил руку с конвертом, и грустно посмотрел на свои зимние сапоги. Несмотря на теплую одежду, мужчине не было жарко. Он задумчиво закусил губу и нахмурился, от этого выражения его красивое лицо стало ещё благороднее, но Мария не верила подобным уловкам. Он мог изображать из себя всё что угодно – девушка не собиралась принимать у него конверт.
- Госпожа Мария, - вновь обратился он к ней, - вы правы, способ и правда странный, и только так автор содержимого может подтвердить свою личность. Я… - он вздохнул. – Я, откровенно говоря, не знаю, как Его Величество должен отреагировать на содержание, но я клянусь вам, что как только вы покажете королю конверт, он тотчас же признает его.
- Знаете, мистер Артифокс, современные яды не так уж громоздки, чтобы не уместиться в таком маленьком конвертике, - девушка смотрела на него почти со злостью. – Как я смогу проверить этот? Может, вы разрешите мне его открыть? – она всё-таки протянула руку, прекрасно зная, что молодой человек на такое никогда не согласиться.
Ян отступил на шаг и прижал конверт к груди, будто боясь, что вирна действительно может его отобрать. Парень оступился на вылезшем из земли корне дерева и бухнулся на поляну, больно ударившись головой.
- О боги, - вирна возвела глаза к небу.
Нет, этого человека не могли подослать специально. При всём при этом сильвийская «высокопоставленная особа», о которой он говорил, вообще не имела выбора, раз пришлось послать именно такого человека.
- Вы не ушиблись? – она наклонилась к Артифоксу. От злости в её взгляде не осталось и следа.
Молодой человек сел.
- Я бы и сам хотел узнать содержимое этого письма, - грустно прошептал он.
- Что-что?
- Послушайте, - молодой человек посмотрел ей прямо в глаза. Фиолетовые фиалки, почему-то решившие, что на лице у юноши им будет житься куда приятнее, блестели от проступивших слёз. – Поверьте мне, я умоляю вас. Это не моя тайна, но она не несет в себе никакой опасности.
Мария запуталась. Молодой человек умолял её совершить неописуемую глупость, не объяснив даже сотую часть причины, почему она должна была это сделать, а девушке внезапно захотелось ему помочь. Передать конверт было не так трудно, несмотря на то, что вирна не могла похвастаться доверительной дружбой с Его Величеством. Присланная в услужение королевской семье повелительница иллюзий и альтернатив была не более чем символом «видимой дружбы» Храма Древних и властителей Азмарии, и ей, разумеется, было далеко до посланника древнего союзника – ордена Святой Воды. Все вокруг это понимали и не трудились строить общение с «ещё одной», пренебрегая чувствами девушки. Ян мог попросить помощи у кого угодно, из приближенных короля, но пошёл именно к ней. Мария могла предположить, что сделал он так именно потому, что ей захочется выслужиться перед монархом, но девушка сразу отмела эту мысль.
Артифокс был честен, но даже так она не могла оставить его без хоть какой-нибудь проверки.
- Ян, - она впервые обратилась к нему по имени, - вам известно кто я, не так ли? – вирна выпрямилась и оправила собранные в высокий хвост волосы.
- Конечно, вы – телохранитель королевской семьи, - подтвердил он.
- А откуда я и какими силами обладаю, вы знаете?
Парень утвердительно кивнул. Вид его стал настороженный.
Девушка протянула ему руку и продолжила.
- В таком случае знайте и то, что если вы сейчас возьметесь за мою руку, я прочту ваше сердце...
Глаза молодого человека широко раскрылись.
-… и если хоть что-то заставит меня усомниться в вас, вы тут же испаритесь белым дымком вместе с этим самым конвертом, вы согласны с этим?
Вместо ответа мужчина перехватил её протянутую ладонь в крепкое рукопожатие.

Был обеденный час, и Ричард попросил накрыть стол в его кабинете. Роботы-слуги как всегда расторопно выполнили поручения камергера, и все вместе были отправлены восвояси.
Король устал. В последнее время ему всё чаще приходилось присутствовать на парламентских заседаниях. Это порождение демократии будто мстило ему все больше наваливающейся работой, и было за что.
Ричард Азмарский был последним в королевской династии. Он не имел потомков, несмотря на солидный возраст. Его сестра Сара, двадцать лет назад вышедшая замуж за наследного принца Сильвии, не могла похвастаться противоположным. Династия, отделившаяся от Имперских властителей более пяти веков назад, терпела свой самый жестокий кризис, когда король прибег к самым отчаянным мерам.
Уже два года, как напоминание о любвеобильном предке Ричарда жило во дворце. Девочка по имени Точе была найдена в результате долгих поисков, и сейчас обучалась всему тому, с чем многие придворные были знакомы с рождения.
Парламент не простил Ричарду внезапно найденного наследника, ведь по своду законов в случае прерывания династии и нежелании воссесть на престол кого-либо достойного, королевство Азмарии должно было преобразоваться в республику.
Точе постоянно теребили, но девочка с достоинством выдерживала всё то, что сыпалось ей на голову, чем и заслужила искреннюю симпатию короля. Несмотря на видимую замкнутость и скромность, любимица правителя могла громко заявить о себе, что не могло не радовать.
Ричарду было далеко за сорок, а планов у него было ещё лет на двадцать. Он видел в своей будущей наследнице (пока ещё не официальной) достойного продолжателя всех начатых дел.
Король смаковал единственный позволенный себе бокал вина, когда явился всё тот же камергер и сообщил, что Мария просит встречи с Его Величеством. Ричард в очередной раз пренебрег своим желанием побыть в одиночестве и приказал впустить её.
Через две минуты вирна приседала в глубоком реверансе, приветствуя короля. На лице у девушки застыло какое-то странное выражение: не то радость не то растерянность.
- Что случилось Мария? Что-то с Точе?
- Нет, Ваше Величество. Госпожа Точе прекрасно себя чувствует и сейчас обедает в компании мистера Холивотера. Они совсем недавно закончили свои занятия, - девушка специально сделала полный ответ, чтобы не утруждать монарха дополнительными вопросами.
- Хорошо. Тогда в чём дело?
- Ваше Величество, у меня для вас пакет из Сильвии.
- Что? – удивлению монарха не было предела. - Что там произошло? Что-то с Вильямом? С Роджером?
Вирна растерялась ещё больше.
- Я не знаю, как сказать, но мне самой неизвестно содержимое. Человек его доставивший предупредил о чрезвычайной секретности. И сказал, что как только вы увидите конверт, вы сразу всё поймете, - с этими словами вирна явила на свет то самое письмо, которое ей так старался вручить Ян.
Ричард побледнел. Его рука метнулась к сердцу, но на полпути остановилась. Монарх посмотрел на сопровождавшего Марию камергера и сделал жест, требующий его удаления из комнаты. Прислужник тотчас же повиновался, оставив их с телохранителем наедине.
Король закрыл глаза и слегка потряс головой, будто прогоняя наваждение. Но когда он снова взглянул на вирну, та всё также держала письмо. На памяти Ричарда только одна особа писала послания на бумаге и запаковывала их в конверты, но эта женщина покинула азмарский замок больше двадцати лет назад и до сих пор редко напоминала о себе. Монарх вздохнул, собирая последние остатки здравого рассудка, и попытался продолжить разговор.
- Как оно к вам попало, мисс Мария?
- Путь письма достаточно долгий, Ваше Величество, и я стою лишь в самом его конце. Если вы желаете выслушать всю историю, то я могу призвать человека, ответственного за его доставку.
- В этом нет нужды, - король протянул руку и тотчас же получил конверт.
На мгновение Марии показалось, что на лице короля Ричард отображается нетерпение, совсем несвойственное монарху. Из чего девушка сделала вывод, что Его Величество уже мечтал распечатать и прочесть послание. Ричард справлялся с собой лишь до того, как с хрустом сломался сургуч. После этого его лицо стало, как открытая книга, показывать все испытываемые эмоции. Вирна не хотела смущать монарха, но и без отдельного приказа не могла его покинуть.
Минут через пять человек, правящий Азмарией, стал бел как простыня и схватился-таки за сердце. Мария подскочила к нему, пытаясь предупредить возможный обморок, но король не позволил ей приблизиться, подняв руку в повелительном жесте. Он оторвался от письма лишь для одного приказа:
- Вы сказали, что можете призвать человека, который доставил вам письмо?
- Да, Ваше Величество.
- Так немедленно пошлите за ним.
- Я сама могу проводить его в ваши покои, если вы так пожелаете.
- Хорошо, приведите его сюда, сейчас же.
Ричард проводил удаляющуюся Марию взглядом и осел на ближайший стул, как только двери за вирной замкнулись. Он закрыл лицо руками, бубня одну и ту же фразу.
- Сара, как же ты могла рассказать мне об этом только сейчас. Сара…

Ричард был из тех королей, кто оценивал людей не по знатности и богатству, а по способностям. Рядом с ним возвышались самые обычные люди, и вполне возможно он хотел наградить Яна за оказанную услугу. Так, по крайней мере, считала Мария.
Несмотря на реакцию короля, вирна была рада, что всё обошлось. Кто знает, если это было действительно важным посланием, то, может, и о ней вспомнят, не король, так Артифокс. Девушка уже подумывала о том, а не выманить ли последнего на свидание, когда наткнулась на него, сидевшего в приёмной королевской части замка. Она положила руку на плечо ничего не замечающего мужчины. Тот вздрогнул и посмотрел на нее.
- Идёмте. Его Величество желает вас видеть.
- С-сейчас? – молодой человек неуверенно огляделся.
- Да, сейчас. Идёмте.
Весь путь до королевских покоев они молчали, но чем ближе были двери, тем ватнее становились ноги у посланника. Мария улавливала лишь малую толику чувств, испытываемых Артифоксом, но ей и этого было достаточно, чтобы понять, что что-то не так. Правда, Ян не падал в обморок, и это радовало.
- Вы волнуетесь? – девушка решила всё-таки поддержать молодого человека у самых дверей в кабинет короля.
- Очень, – признался тот. Дыхание Артифокса стало глубже и разорванней, как при одышке, – Мне кажется, что я ждал этого момента всю свою сознательную жизнь. И вот он настал.
Вирна мало что поняла из сказанного, но не стала уточнять.
Она нажала на несколько светящихся кнопок, и двери разъехались в разные стороны. На пороге стоял король Ричард.
Молодой человек почти сразу же поклонился, а вирна присела в реверансе.
- Мистер Артифокс, пройдите в мой кабинет, а вы мисс Мария свободны, - раздал монарх приказы.
Ян слабо улыбнулся немного растерянной вирне и зашёл в кабинет. Двери за ним захлопнулись
Практически сразу же к нему потянулись две сильные, уже покрытые морщинами и проступающими венами руки. Тяжело дыша, Ричард взял лицо Яна в ладони и заставил посланника посмотреть на себя.
- Я видел эти глаза раньше, - медленно произнёс правитель. – Но это было больше двадцати лет назад. Дружок, неужели ты… - голос сорвался.
В глазах у Яна – мальчика выросшего в приюте – стояли искренние слёзы. Он очень медленно кивнул. Ричард с усилием сглотнул, удерживая свои собственные.
- Ты так похож на него! Боги, ты так похож на моего отца! Почему же она всё это время молчала?!

Приближался Фестиваль охоты, и стрелы пролетали мимо мишеней все реже и реже.
Мария всё также сидела под деревом и наблюдала издалека, но теперь ей не хотелось возводить глаза к небу и умолять богов посыпать хотя бы немного неприятностей на её «обожаемого» напарника: у вирны появился обворожительный сосед, развлекающий её беседами.
За каких-то пару недель Ян Артифокс превратился в законного жителя замка, ко всему прочему приближенного к королю. Молодой человек мало что о себе рассказывал, но по слухам на самом деле он был азмарским гражданином и даже долгое время (порядка двух лет) прожил под покровительством одной из «парламентских графинь» (так называли жен парламентёров). Летом прошлого года, несмотря на малый чин, был отправлен вместе с послами в Сильвию в роли одного из помощников главного секретаря. Это обещало ему быстрый карьерный рост и связи полезные в будущем. Но что-то в северной стране пошло не так и в определенный момент молодой человек просто исчез.
И вот сейчас он сидел рядом с вирной и задумчиво следил за тренирующимися. Ян не стремился избавиться от привычки по северному растягивать слоги, и всем встречным представлялся как житель Сильвии. Мария уже поняла: Артифокс был не таким простым, каким кажется, но всё равно девушка считала, что при их первой встрече он был искренен.
Королевский секретариат готовил какие-то документы: Ричард собирался дать особое звание молодому человеку. Вирна да и все остальные не могли не заметить, как сильно сблизились монарх и юноша за такой короткий срок. Лицо правителя приобретало какое-то странное выражение каждый раз, когда ему на глаза попадался Ян. Не то печаль, не то ностальгия, а может и то и другое вперемешку с большой симпатией.
Мария не стала вынуждать Яна вести её на свидание. Мало ли чем мог закончиться случайный роман, а простая дружба порой была куда приятнее.
И самое замечательное, что можно было себе вообразить, были отношения, установившиеся в их маленькой группке монархистов.
Мария и Ян сразу же стали друзьями. Точе была вынуждена общаться с прибывшим (и слава богам не без интереса), так как пыталась разобраться, кем же тот являлся на самом деле и откуда так внезапно появился. Артифокс играл и откровенно забавлялся, но девочке было с ним интересно настолько, что она даже пару раз пренебрегла занятиями для того, чтобы побыть в его компании. Это, разумеется, нисколько не радовало её наставника.
Пользующийся большой популярностью при дворе Каин Холивотер стремительно терял своих поклонниц, хотя и раньше не применял никаких усилий, чтобы удерживать внимание окружающих на себе. Королевского телохранителя подобные вещи мало интересовали, а вот то, что человек, с которым он жил в атмосфере абсолютного доверия внезапно начал наплевательски относиться к тем вещам, что были дороги им обоим… Нет, Каин, конечно, это ни коим образом не выказывал этого, но вирна часто чувствовала откровенную неприязнь направленную от него в сторону Артифокса. И каждый раз ей приходилось отчаянно бороться с собой, дабы губы не расползались в глупой улыбке.
Вот и сейчас Точе внезапно прервала занятие и помахала рукой парочке, расположившейся под деревом. Вирна вскинула руку в ответном жесте, а молодой человек поднялся со своего места.
- Пойдёмте, Мария, - он предложил ей руку, чтобы помочь подняться.
- Куда? – девушка слегка растерялась, но приняла приглашение.
- На урок стрельбы из лука. У нас сегодня занятие, разве я не предупреждал вас?
- Я думала мы просто посидим здесь и понаблюдаем за ними вместе… Да и… Боги, если б я знала…
- Не беспокойтесь, там найдется снаряжение и для вас и для меня. Идёмте.
Когда они приблизились к занимающимся, Точе уже вытащила на свет божий два лука: один был длинным и тонким, другой немного покороче и гораздо толще. Девочка вручила их Марии и Яну.
- Вам Мария, наверно, стоит надеть защиту. Про перчатки тоже не забудьте, - лицо любимицы короля было слегка надменным, каким порой становится у любого начинающего учителя.
Уже через пару минут в полном обмундировании растерянная вирна смотрела на необычно близкие цели. Ян тоже надел перчатки и явно чувствовал себя в своей тарелке, чего нельзя было сказать о девушке.
- Госпожа Точе, надеюсь, вы не забыли о вашем обещании? – как бы невзначай напомнил молодой человек.
- Конечно, я помню. Я научу вас всему тому, что знаю.
Тогда Мария в первый раз увидела это. Девочка улыбалась «сильвийцу» так искренне, что даже при Каине подобного не приходилось видеть. Вирну уколола ревность и зависть, но она переборола себя. В конце концов, это было знамением того, что маленькая лодка, бороздящая океан дворцового бытия вот-вот готова была принять на борт ещё одного члена экипажа. Вряд ли это будет девушка, прибывшая из мало кем любимого Храма Древних богов, но Мария готова была побороться за теплое местечко.
- А как же я? – напомнила она о себе.
- Я попросила Каина, - ответила девочка, – и он обещал помочь вам во всех затруднениях.
Вирна обратила своё милое личико к хмурому молчаливому напарнику и разочарованно вздохнула: Артифокс всё предусмотрел.
- Отлично.
Марии не улыбалось провести как минимум час в тесном общении с Холивотером, но отказываться смысла уже не было. В конце концов, можно было найти приятные моменты и в сложившейся ситуации…

Ян в очередной раз всадил стрелу в «девятку». У молодого человека уже был некоторый опыт в стрельбе в отличие от вирны. Он улыбнулся Точе, девочка ответила тем же.
В другой паре «ученик-наставник» происходила нешуточная борьба. Каин со всем доступным ему спокойствием пытался научить свою подопечную правильно держать лук, Мария же будто специально всё делала не так. Девушка произвела несколько выстрелов, но все выпущенные пернатые охотницы пролетели мимо.
- Неужели так сложно просто запомнить позицию, мисс Мария? – в очередной раз поинтересовался Каин.
- Я всё делаю именно так, как вы мне говорите, - парировала девушка.
Под конец измученный солдат не смог придумать ничего лучше, чем стрелять вместе с девушкой. Миниатюрная вирна просто утонула в объятиях служителя ордена, когда тот подошёл к ней со спины и начал фиксировать её руки для следующего выстрела.
- Да что вы…? – возмущению девушки не было предела.
- Расслабьте руки Мария, я просто хочу, чтобы вы поняли общий принцип действия.
Румянец залил щёки девушки и единственное, на что она могла уповать, это теплая погода в саду, которая еле-еле объясняла прилив крови. Вирна расслабила руки равно настолько, чтобы они легко подчинялись движениям Каина. Мужчина медленно отвел её руку, удерживающую стрелу назад, именно так как объясняли полчаса назад.
- Не забывайте про дыхание, Мария, это очень важно, - тихо прошептал он. – Три-четыре…
Они одновременно глубоко вздохнули и выпустили стрелу на выдохе. Пернатая описала лёгкую дугу и вонзилась в самый центр «десятки».
- Ну что ж, - Каин отпустил её обмякшие ладони. – Теперь я хоть точно знаю, что ваши руки растут оттуда, откуда надо.
Красная как помидор вирна в мгновении ока побелела от ярости. Она будто бы случайно сделала шаг назад, погружая каблук прогулочного ботинка и в мягкий нос солдатского сапога. Каин нахмурился от боли, но не издал ни звука.
Наблюдая за этой милой сценой, Ян и Точе совсем забыли о занятии, но как только всё вернулось на круги своя: вирна всё также мазала, а Каин тем не менее пытался научить её попадать – молодой человек снова принялся выпускать стрелы, а девочка наблюдать за ним и подмечать недочёты.
- Знаете Ян, я считала, что вы ошибаетесь, но теперь ясно вижу, что как раз наоборот, - тихо, чтобы не услышали их соседи, промолвила девочка.
- Я же говорил вам, что достаточно просто оставить их наедине на некоторое время и всё образуется, - молодой человек опустил лук и принялся подтягивать перчатки.
- Мне даже немного грустно: обычно Каин посвящал меня в свои чувства, но видимо существует такое, что он не может доверить мне.
- Каждый человек вынужден скрывать что-то от всего мира, а порой и от себя.
Из парочки телохранителей раздалось какое-то странное «ой». Оказалось, что вирна случайно ткнула одним из концов лука Каину в лицо. Тот не успел закрыться и сейчас тёр рассеченную бровь. Точе хотела побежать к ним, но напуганная своей выходкой Мария тут же принялась исправлять сотворенное. Она закрыла рану найденным платком и предложила мужчине воспользоваться парочкой лекарственных препаратов, которые всегда носила с собой.
- Господа, - громко, так чтобы её услышали, объявила Мария. – Мы пойдём под дерево. У нас тут чрезвычайная ситуация.
Артифокс и любимица короля дружно кивнули и проводили взглядами спины удаляющейся парочки.
- Неужели всё действительно так серьёзно, - судя по голосу, «племянница» правителя имела в виду вовсе не рану.
- Не беспокойтесь, госпожа Точе. Это любовь, будьте уверены.

@темы: литзадание, творчество, четыре провинции